#Театр

Love Machines и кризис концептуализации

76        1        FB 0      VK 0
05.11.13    ТЕКСТ: 
1799

В ЦСК «Гараж» Екатерина Деготь и Давид Рифф открыли цикл видео- и кинопоказов работ с первой Бергенской ассамблеи, кураторами которой они выступают. На первом вечере показали фильм Love Machines Кети Чухров. Об этой драматической поэме – Елена Ищенко.

На полу в белой сорочке лежит девушка и нараспев читает печальные стихи. Две другие девушки удивляются: либо она ненормальная, либо слишком чувствительная. Склоняются ко второму – все-таки здесь не психушка, а абортарий. С этой сцены начинаются Love Machines Кети Чухров – видеоистория про корову, девушку и двух киборгов (один – в обличии художника Арсения Жиляева). Девушка едет в Москву учиться и работать, любящая корова следует за ней. С девушкой что-то стрясется, она убьет своего неродившегося ребенка, будет грустить, чуть не наложит на себя руки, но в итоге убьет свою корову. Глядя на эту дикую кутерьму, киборги будут доказывать, что они – высшие существа, разводя людей на секс под предлогом удовлетворения их амбиций (love machines – отсюда). Животные – люди – киборги. Гуманизм – постгуманизм.

Жанр Love Machines трудно поддается определению, но выглядит это так, словно Кети Чухров сняла поэму Брехта в декорациях Театр.doc или Ларса фон Триера с его догмой и «Догвилем». Все действие происходит в черном помещении (некая обратная сторона галерейного white cube) на единственной скамейке и строится на условности. Больше всего Love Machines похожи именно на инсценировку поэтической пьесы (ее написала сама Кети, которая, в первую очередь, поэт и филолог, а уже потом все остальное). Но пьеса хорошо смонтирована (монтаж – Виктор Алимпиев) и отлично, очень продуманно снята, с двух точек зрения – героев и зрителей. Последние почти постоянно присутствуют в кадре, ломая пресловутый эффект четвертой стены, все еще существующей в кинематографе. Но в Love Machines есть моменты, когда камера будто соскальзывает, теряет видимость окружающего, черный куб сужается, зрители исчезают, вырастает четвертая стена. Зрители (не те, что в произведении, а те, что в выставочном зале) начинают чувствовать себя подглядывающими, вуайерами. В этом момент Love Machines становится фильмом. Но через секунду этот магический киноэффект рассыпается, снова выводя это произведение в пространство дистанции.

Этот момент соскальзывания, пожалуй, самое интересное, что присутствует в Love Machines с точки зрения формы. Он задает произведению особый ритм, заставляя зрителей постоянно переключаться с дистанции по отношению к героям и произведению на сопереживание и сочувствование. Похожим образом действует и первооснова, пьеса со своеобразным «эффектом отчуждения». Во-первых, здесь нет главного героя как такового. В равной степени значимы все четыре персонажа, представляющие три стадии развития (вертикального или горизонтального – это уже другой вопрос) – корова, девушка и два киборга. Во-вторых, есть ремарки, которые в фильме иногда произносит сама Кети, иногда они выводятся на экран. В-третьих –сюжет, отлично подходящий для какого-нибудь комикса: два киборга совращают людей, чтобы доказать их никчемность. Кому – тоже отдельный вопрос. Кроме того, в пьесе есть подобие интермедий – в форме стихов и песен. Например, тех, что читает героиня в самом начале фильма. Только стихи, которые, казалось бы, должны действовать как зонги у Брехта или в фильмах группы «Что делать?», начинают играть обратным образом. Они создают вокруг героя, который их читает, замкнутое пространство, и в итоге, вместо того, чтобы прорываться наружу, они обращаются внутрь. Поэзия становится для пьесы тем же, чем «соскальзывание» камеры – для фильма, – лазейкой для бессознательного, для эмоционального и чувственного. Для такого, чему в современном искусстве, в принципе, места нет. Love Machines – это история не об объектах (субъектах), а о пространстве между ними.

(Еще одна, уже сценическая, попытка такого выпада из условности, попытка обратиться к личному – это видимая кровь на лице коровы, выступившая из-за удара невидимой дубиной ее хозяйки. Но в отличие от стихов и соскальзывающей камеры, выглядит она слишком откровенно и потому – немного несуразно).

1799

Love Machines, HD-видео, 42 мин, 2013 // Кадр из видео, киборги

В этом, собственно, и кроется смысл Love Machines – в моментах, когда зритель превращается в вуайера. В моментах, когда за теорией постгуманизма вдруг проскальзывает бессознательное, которое та исключает. Когда на безэмоциональном лице Арсения Жиляева появляются тоскующие по чему-то большему, чем суперинтеллект и неустающее тело, глаза. На территории современного искусства эти глаза выглядят почти пошлостью, на территории театра – едва ли не единственным театральным жестом. В современное искусство нельзя допускать тоску, нельзя допускать элементы массовой культуры, каким уже давно стала личная трагедия, в театр – чистый дискурс. Кети Чухров балансирует между двумя этими темами, пытаясь вырулить на новую формальную территорию и сказать, что нечто объективное, непредвзятое может в то же время быть личным и прожитым (тут в ход идет история о том, что когда пишешь пьесу, неизменно проживаешь ее с героями).

Кети иронизирует над левым дискурсом, обнажая его лицемерность: левый активист готов отсосать за учебу в Голдсмитс – это ли не гримаса капитализма? Но эта ирония не только над левыми, но и шире – над любым строгим дискурсом, не берущим во внимание человеческие аффекты. Кети поднимает тему феминизма. Но развивает ее отнюдь не в ключе абсолютного равенства. Ее девушка-кибор, по идее – воплощение победившего феминизма, выглядит как стерва. (Интересно, что в другом фильме, показанном на Бергенской ассамблее, в «Пограничном мюзикле» группы «Что делать?» феминистская тема тоже подана неоднозначно).

В этой попытке поиронизировать над тем, что, казалось бы, утверждено и не подлежит сомнению, кроется робкая попытка вопроса: а можно ли сейчас говорить о чем-то однозначно? Разве объективный значит безэмоциональный? Время манифестов прошло, искусство устало от навязчивой концептуализации и требует малейшей лазейки для чувства.

1800

Love Machines, HD-видео, 42 мин, 2013 // Кадр из видео, киборг Пако и девушка

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.