Критика чистого урбанизма

210        1        FB 0      VK 0

В галерее «Кульпроект» проходит выставка «Урбанизм: Pro&Contra». Давний спор, начатый еще в 80-х, становится вновь актуальным в контексте госпроекта расширения Москвы. 

31.03.14    ТЕКСТ: 
2

В галерее «Кульпроект» проходит выставка «Урбанизм: Pro&Contra». Давний спор, начатый еще в 80-х, становится вновь актуальным в контексте госпроекта расширения Москвы. Но даже беглого взгляда на экспозицию достаточно, чтобы понять: полемика лежит за пределами выставки. О коллективном художественном высказывании Евгения Гора, Николая Наседкина, Александра Дашевского, Николая Онищенко и Петра Белого рассказывает Анна Комиссарова.

Название выставки в духе ток-шоу вроде бы напрямую указывает на способ организации развески и смысловое наполнение работ художников, условно представляющих две противоположные точки зрения. Но естественное ожидание дискуссии в пластических формах на тему урбанизма и дезурбанизма не оправдывается. И было бы странно, если оно оправдалось — искусство по определению нацелено на критику, если только не является частью идеологической программы.

Экспозиция обладает ярко выраженным нарративным началом. В пространстве трех небольших комнат разворачивается известный рассказ о разрушении деревни и переходе в противоречивую городскую среду. Кирпичные стены галереи, покрашенные цветом мокрого бетона, скрипучий деревянный паркет и приглушенный свет усиливают драматичность этой истории, вовлекая зрителя в тревожную атмосферу. Первое, что он видит — перевернутое выкорчеванное дерево с ветками из проволоки в окружении ностальгических объектов-инсталляций Евгения Гора из его «Деревенской серии» и проекта «Zoom», посвященного подмосковному детству. Выразительные композиции из дерева, металла, кусков ткани и веревок представляют собой артефакты памяти об утраченных картинах провинциальной жизни.

Но и тот город, «самый лучший город на Земле», каким он рисовался в мечтах советским гражданам, оказался утопией. Хрупкие коробки многоэтажек, составленные из слайдов художником Петром Белым (работа «Мой микрорайон»), буквально наполнены воспоминаниями и призраками прошлого. Все, что осталось в реальности от эпохи советского модернизма — это унылое чередование балконных решеток на серых домах, о чем свидетельствует ранняя живописная картина Александра Дашевского «Балкон Гуревич». Обусловленность облика пространства временем, которая делает само понятие «развития» эфемерным, артикулируется в его инсталляции «Стадион» в форме складывающейся ширмы. По словам художника, она была создана под влиянием слухов о сносе спортивной постройки.

1

Евгений Гор «Деревенская серия», 1998 // Фото: галерея «Культпроект»

Серия работ без названия московского художника Николая Онищенко продолжает тему распада, но уже в эмоциональном измерении. Исследуя экзистенциальное состояние отчуждения, которое так присуще мироощущению горожан, Онищенко обнаруживает, что они заложены в самой городской среде. Распавшиеся пейзажные паззлы репрезентируют разрыв связи с природой и ее замещение искусственным архитектурным ландшафтом.

«В работах, представленных на выставке, присутствует некая перцептивная игра, — комментирует художник. — В знакомые элементы действительности — вершины деревьев, облака, далекий горизонт — внедряются не существующие в реальности объекты. Эти абстрактные фигуры и геометрические структуры разрастаются в воздухе, заполняя пространство пейзажа, и кажутся более реальными и конкретными, чем псевдо-виды облаков или деревьев, которые достраивает взгляд».

Экспозиция завершается острой критикой современного мегаполиса, с характерными для него проблемами социального неравенства, экологии и туманных перспектив личного развития в условиях сложившихся социо-экономических систем. Инсталляция Николая Наседкина «Москва-Сити», представляющая собой сложную композицию трубообразных форм из железной сетки, набитых мусором, говорит сама за себя. Согласно замыслу художника, еще большую убедительность этому красноречивому социальному высказыванию должен был придавать звук автомобильной сирены, который смотрительница галереи отчего-то сочла нужным выключить. Вероятнее всего, — от усталости, ведь как замечает Николай Наседкин, «автомобильная сирена — неотъемлемая часть повседневной жизни. Ее мы слышим днем и ночью, утром, дома, на улице, в транспорте. Это общественный музыкальный инструмент городской среды России XXI, который точно интонирует классовую принадлежность владельца проблескового мячка».

Работу Наседкина отлично дополняет картина Александра Дашевского «Лифт», на которой изображена мужская фигура в желтоватом пространстве размером со спичечный коробок, застрявшем в толще черного квадрата. Несмотря на то, что она задумывалась как метафора места традиционного художника в современной арт-системе, символичный образ сохраняет яркость звучания во многих контекстах. И уж конечно, в контексте застрявшего спора между урбанистами и дезурбанистами, который сегодня привел к тупиковому осознанию призрачности городских преимуществ и невозможности вернуться к «корням».

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.