Периферия абстракции, или абстракция периферии. Контекстуализм

115        1        FB 0      VK 0

Анна Быкова о прошедшем в выставочных залах «Галереи «Беляево»» и «На Каширке» кураторском проекте Андрея Ерофеева «Красота неприглядности».

12.05.14    ТЕКСТ: 

Анна Быкова о прошедшем в выставочных залах «Галереи «Беляево»» и «На Каширке» кураторском проекте Андрея Ерофеева «Красота неприглядности».

«Красота неприглядности», новый проект Андрея Ерофеева — куратора, «сделавшего» русский поп-арт, соц-арт и леттризм — явился манифестацией очередного «художественного направления», представляя «тенденциозный взгляд на реальность». Этот тренд, «тихий и скромный», Ерофеев называет «контекстуализмом», исследованием местного пейзажа, которое «подспудно меняет не только стилистику современного арт-мира — само искусство, архитектуру, дизайн, проектирование садов и парков». Проект состоялся в двух галереях, расположенных как раз в типичных московских районных ландшафтах «за садовым кольцом» — выставочных залах «Галереи „Беляево“» и «На Каширке», не так давно объединенных вместе с 17-ю другими в Объединение «Выставочные залы Москвы».

Такое остроумное внесение за-садового контекста внутрь выставочного зала — всех этих заборов, веток, мух, драк на свадьбах и подозрительного количества половых тряпок — как ни странно и тем не менее настраивает зрителя экспозиции на медитативно-лирический лад: выставку можно смотреть долго благодаря прямо-таки буддистской абстрагированности и модернистской абстрактивности многих работ. Любование дилетантским, но «живым чувством формы» и «неподконтрольными процессами самозарождающейся жизни» есть поэтизация повседневности, эстетизация районных безобразий, сделанная как ни странно без цинизма, но с юмором. Ритмы желто-зеленых заборов, превращенных Екатериной Васильевой в игрушки, серо-коричневая пластилиновая шкала Лизы Коноваловой, руины и пожарища Викентия Нилина, супрематические городские урны Валерия Кошлякова, сколы кафельной метрополитеновой облицовки Ани Желудь, женские шубы без женщин и никелевые половые тряпки Антона Ольшванга (тряпка сегодня наряду с книгами и ленинскими бюстами вообще становится иконическим редимейдом) похоже действительно представляют какую-то единую пластическую и смысловую линию, линию «русского трэша». И здесь — отличие от проекта Марата Гельмана о «Русском бедном» — смекалистом, озорном и страшноватом. Ерофеевский трэш деликатнее, — в нем явлена не щедринская сатира и не лесковский шарж: в нем сквозит ужас достоевско-мамлеевского извода.

Объединяя «старых интеллигентных» Александра Бродского и покойного Александра Слюсарева и «новых скучных» Аню Желудь и Илью Долгова Ерофеев электризовал их несколько выпавшим из контекста столичного совриска Викентием Нилиным, — душным, надрывным и радикальным. Нилин делает большие чб фотографии городских оврагов, стариков в прихожках, вешает «пояса ни от чего» на металлический держатель, на старый рубильник клеит бумажку с надписью «УНИЧТОЖЕНИЕ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ». На мастер-классе пилит бревна и одевает арматурных людей в камуфляж: это инсталляция «катание на ментах», — в меру контекстуальная интерактивная работа: на руках ментов получаются прекрасные селфи.

Проект Ерофеева для периферийных выставочных залов, деятельность которых продолжает оставаться для многих абстрактной (что там будет толком неясно: прокат фотобиеннальских выставок прошлых лет, дизайнерские смотры или кураторские проекты российского производства), представляет абстракцию периферии: геометризованные и несколько выхолощенные (до универсального серого половой тряпки) феномены городской среды.

Смотреть полный фотоотчет выставки

Добавить комментарий

Новости

+
+
01.07.19
24.06.19
17.06.19
02.04.19
27.03.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.