#Открытия недели

Открытия недели: 7 — 13 июля

23        1        FB 0      VK 0

Попытки деколонизации в Институте Африки РАН, опыт глобализации Дагестана в «Гараже», Паразиты в «Борее», кураторские эксперименты и другие выставки в новом выпуске «Открытий недели».

«Десять тысяч уловок и сто тысяч хитростей», Институт Африки РАН, до 22 августа

В Институте Африки в рамках международного номадического проекта Meeting Points при поддержке Фонда V-A-C открылась большая выставка, посвященная деколонизации. Экспозицию, созданную кураторским коллективом WHW (What How & for Whom), можно условно разделить на три уровня: первый — это часть номадическая, путешествующая по странам и городам, включающая в себя несколько стержневых работ, второй посвящен местному российскому и постсоветскому контексту, а третий — микроконтексту Института Африки (серия работ Влада Кручинского). Кто-то назвал «Десять тысяч уловок и сто тысяч хитростей» выставкой современного арабского искусства, хотя это далеко не так: организаторы не ограничиваются арабским контекстом (хотя «арабская весна» послужила отправной точкой для проекта Meeting Points), но расширяют его до общемирового. Здесь нашлось место украинской ситуации (видео Миколая Ридного), постсоветскому опыту («Что делать?», Виктория Ломаско), анализу постколониального общества и деколониальным активистским практиками. Выставка получилась по-хорошему скучной и сложной, представленные работы не отражают единственную точку зрения, а вступают в диалог и даже конфронтацию. Так, видео британского художника Лоуренса Абу Хамдана «Пересмотр: Офицер Вождь конных егерей императорской гвардии сирийской революции, идущий в атаку», повествующее о гордости за победу над колониализмом и одновременно англомании сирийских бизнесменов, соседствует с работой Тома Николсона «Сравнительный памятник (Палестина)», представляющей собой постеры с изображениями девятью памятников в окрестностях Мельбурна, воздвигнутых в память о погибших в Палестине австралийских солдатах. Рядом расположена ироничная аудиоработа египетской художницы Иман Иссы, представляющая усредненный образ революционера, уже ставший трюизмом. — Елена Ищенко

«Без названия… (местные из неотсюда)», МСИ «Гараж», до 10 октября

Выставка «Без названия… (местные из неотсюда)» открылась в тот же день, что и «Десять тысяч уловок и сто тысяч хитростей», и была посвящена очень близкой теме. Если кураторский проект WHW задается вопросами деколонизации и говорит на международном языке, то выставка Андрея Мизиано будто отстает на шаг, рассказывая об опыте вхождения в большой мир постсоветских республик. Главная тема проекта касается формы и языка: национальное (часто воспринимаемое другим миром в поле потребления, как определенного рода экзотику) пытается ужиться с глобальным, но стремительно теряет свой смысл. В видео Мусы Грайворонского дагестанцы по очереди фотографируются в бурке из овчины — предмет одежды, некогда имевший набор функций, становится бесполезным сувениром, который воспринимают как экзотику даже те, для кого он является традицией. Примирить два языка пытается и Таус Махачева (видео «Аварка»), и Баби Бадалов в серии графических коллажей. Аслан Гайсумов в своей новой работе «23 февраля/10 мая» метафорически рассказывает о вытеснении национальной травмы (депортация чеченцев) на правительственном уровне. — Елена Ищенко

«Необходимость пейзажа», ГЦСИ, до 17 июля

Во вторник в Малом зале ГЦСИ, на этаж выше от стратегического проекта молодежной биеннале открылась выставка студентов Школы им. Родченко «Необходимость пейзажа»  совсем не о мечтах, но не без признаков воображаемого. Выставка представляет набор личных подходов к такому явлению как пейзаж. Алиса Бекетова, используя имперсональный метод, раскладывает квадратный километр леса на простейшие составляющие и задается вопросом, что вообще принято рассматривать как пейзаж – видимость или, лучше сказать, вид. Смотрение как главное условие формирования пейзажа подчеркнуто в работе First-person shooter Полины Козловой, где она внедряет в классические живописные пейзажи элемент видеоигр, подчеркивая нарочитую виртуальность реалистических пейзажей классического искусства и их ограниченную статику. Буквально внедряется в пейзаж Евгения Чапайкина в видеодокументации Eat or die, примеривая на себя роль «жителя леса», иронично сливаясь с его видами, предназначенными для любования. Чужую местность пытается занять и Светлана Сергеева: направляясь в Битцевский парк, художница осознает невозможность проигнорировать его мифологию и постичь ландшафт с той же проникновенностью и практической ловкостью, как это проделывал «гений места» – битцевский маньяк, чувствующий себя в этой природной зоне как дома. Проходя по знаковым местам, Сергеева документирует их и раскладывает в шахматном порядке в попытке структурировать «переживания переживания» (свои переживания переживаний маньяка). В тот момент, когда зритель обращается к фотодокументации, возникает три абсолютно разные степени пейзажа – «пейзаж маньяка», «пейзаж художника» и «пейзаж зрителя», тогда как сам пейзаж остается неизменным. Эта зависимость изображения от присутствия зрителя прослеживается в каждом проекте. Пейзаж становится необходимостью не как возможность выбрать и зафиксировать отрезок видимого ландшафта, но как обреченность его многогранного и многозначного присутствия – он всегда есть, стоит только открыть видеоигру, книгу писателя-фантаста или просто глаза на окружающую нас действительность. – Алия Бердигалиева.

«Черная зависть», PARAZIT, СПб, галерея «Борей», до 29 июля

Выставка Паразитов – в списке must, если вам интересно посмотреть, что представляет из себя молодое петербургское искусство, наряду с «Магнитным полем» в Rizzordi Art Foundation, студиями на проспекте Непокоренных и базой «Север-7». Паразиты – самые молодые, обитают в коридорах «Борея», и, судя по названию выставки, безбожно всем завидуют, прежде всего, старшим маститым художникам. Как и подобает юношеской поре, зависть подкрепляется максимализмом, прямолинейностью, бодрым юмором и небрежностью в обращении с вещами. Так Семен Мотолянец складывает башню из кусков мыла и устанавливает на стул, Объявляя, что место занято; Иван Тузов складывает пиксельный портрет бриллиантового черепа Дэмиена Херста; группа REPA сводит в матиссовском танце священника, чиновника, гастарбайтера, Пусси Райот и Кончиту Вурст. Остроумные выходки соседствуют с робкими экспериментами с материалом, и все это зритель наблюдает в тесных коридорах и типичных питерских пространствах первых этажей жилых домов. Это невольно создает ситуацию подглядывания за частной жизнью, процессом поиска и самоопределения, что не может не увлекать. да и атмосфера здесь напоминает об архивах Пушкинской 10, мекки питерского нонконформизма, выставленных сейчас по соседству, хотя это уже совсем другая история. — Ольга Данилкина

«Шуршание ангелов», ВЗ «Ростокино» (Электромузей), до 17 августа

«Шуршание ангелов» Петра Жукова не имеет ничего общего с Angelic Conversation Дерека Джармена, но только с тематической точки зрения. В остальном — все то же сочетание тяжести и поэтичности, апокалиптичности и торжественности, окутанное дымом и густым эмбиентом. Художники обнаруживают себя зависающими в пограничном состоянии — между мучительными попытками найти точку опоры и переходом в небытие, которое здесь является синонимом bad trip‘а с театром теней, скоплением черепов и могилоподобным телевизором. На выставке представлены работы порядка 15 авторов, чьи имена связаны со Школой им. Родченко и объединением «Вверх!». Чтобы узнать, о чем «шуршат» эти «ангелы», нужно не полениться и доехать до «Электромузея» на задворках ВДНХ — Анна Комиссарова

«The only nice things», Наташа Тарр, Pop/off/art, до 17 августа

tarr

На своей второй персональной выставке (первая прошла в 2013 году на площадке проекта «СТАРТ») Наташа Тарр показывает восемь широкоформатных полотен с изображениями черно-белых паттернов. На первый взгляд, они идеально декоративны и легко могут быть представимы не в галерее, где они лишь подчеркивают пустоту пространства, а на офисных стенах. Однако при ближайшем рассмотрении вскрывается неприятная вещь: четко выверенный ритм паттернов оказывается подорван изнутри, ведь образованы они отпечатками черепов маленьких комнатных собачек. Художнице удается соблюсти хрупкий баланс: образы остаются различимыми, но неподвластными беглому взгляду. Тонкая критика современного общества, насквозь пронизанного «украшением красивого», где декоративная функция оказывается первостепенной для всего — от произведений искусства до живых существ. — Яна Юхалова

«Международный день куратора», XL, до 30 июля

Куратор Антонио Джеуза, следуя всеобщему тренду переквалификации художников в кураторы (Владимир Логутов, Петр Жуков и другие), решил повернуть ситуацию вспять и попросил известных кураторов сделать произведения искусства. Леонид Бажанов написал «Памятник Пушкину», навеянный детскими воспоминаниями (черный столп, возвышающийся среди горчичной мглы), Виктор Мизиано представил фотопортреты друзей-художников, Дарья Пархоменко — замысловутый сайнс-арт объект, Евгения Кикодзе — медитативное видео. О самой профессии куратора поразмышляли, пожалуй, только два участника выставки — Ольга Свиблова под псевдонимом Ляля Самолетова, сделавшая серию рентгеновских снимков «Мои мозги» (образца 1995 года), и Карина Караева, которая в течение всего открытия сидела согнувшись на постаменте (перформанс «Стыд»). Можно, конечно, сказать, что стать куратором легче, чем художником, но вывод все-таки опрометчивый, и лучше уж говорить о разном складе мозгов. — Елена Ищенко

«Камера хранения», Культпроект, до 31 июля

В рамках традиционного Фестиваля личных коллекций в галерее «Культпроект» открылась выставка «Камера хранения. Из коллекции Ивана Исаева». Исаев — молодой коллекционер и начинающий куратор, который и к собственному собранию применяет кураторские принципы. Его коллекция не сконцентрирована на определенном периоде (здесь есть и нонконформисты 70–80-х и самые молодые художники) или медиуме (на ряду с живописью, графикой и объектами Исаев собирает фотографию и видео, в том числе и в цифровом формате с помощью s[edition]). Лейтмотивами «Камеры хранения» стали темы памяти, войны и оставленных людьми мест. Так, работы нонконформиста Игоря Рожанца, выполненные в технике «Пуантель по белому» и являющиеся своего рода архивом, рифмуются с объектами Хаима Сокола, исследующего работу памяти, и Димы Филиппова, который создает объекты-артефакты. Радикальным миротворцем на их фоне выглядит Джонатан Меезе, работа которого появилась в коллекции Исаева после московской выставки художника в галерее Red October. Мотив «Камеры хранения» проявляется не только в мобильности коллекции, но и в личных переживаниях, которые любой коллекционер собирает вместе с произведениями искусства. — Елена Ищенко

Фотографии: Елена Ищенко, Алия Бердигалиева, Ольга Данилкина

Добавить комментарий

Новости

+
+
16.10.17
29.09.17
26.09.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.