Вырождение жанра: «Москва. Барокко. 2014»

185        6        FB 0      VK 0

Галерея «Триумф» открыла в здании особняка Бачуриной 1890-х годов второй кураторский проект видеохудожницы Антонины Баевер. Ольга Стеблева рассуждает о новых приметах жанра. 

15.07.14    ТЕКСТ: 

«Москва. Барокко. 2014», Новокузнецкая, 40, до 17 июля

IMG_4997

ART_BUZZ, Золотой запас, 2014

Галерея «Триумф» открыла в здании особняка Бачуриной 1890-х годов второй кураторский проект видеохудожницы Антонины Баевер «Москва. Барокко. 2014», в котором собраны работы более 20 московских художников, созданные в разных жанрах и с использованием различных медиа. Ольга Стеблева рассуждает о приметах нового московского барокко. 

Обыкновенно стиль барокко вызывает ассоциации с набором характерных для него элементов – помпезностью, избыточностью, декоративностью, ирреальностью. Создатели выставки, прежде всего, обращают внимание на социально-политические процессы, повлиявшие на появление самого направления. Ключ к пониманию концепта даёт в каталоге выставки Константин Бохоров: барокко, в основе своем, стиль консервативный и насажденный «сверху», его появление явилось следствием реакции церкви на угрозу Реформации и попыток избежать грядущего вместе с ней аскетизма и «опрощения». Отсюда средневековая схоластическая составляющая, заложенная в барокко, – попытка шокировать человека грандиозностью окружающих его декораций, впечатлить его масштабом и обратить внимание на собственную ничтожность, что неизбежно включает львиную долю лицедейства и манипуляции.

Очевидно, что подобные же процессы происходят сплошь и рядом в наше время – достаточно подумать хотя бы о современных информационных войнах и новейших технологиях, позволяющих создать реалистичную картинку сколь угодно нереальных событий и персонажей. Московское барокко образца 2014 оторвано от своего исторического предшественника и выводит на первый план, прежде всего, ряд привычных иллюзий, существующих в знакомой нам действительности – будь то порабощающая сила рутины, навязывание обществу определенных воззрений или власть привычки.

Работы в экспозиции в основном исследуют барокко на уровне концепта повседневной манипуляции – в самых разных её проявлениях. Дмитрий Венков в своём видео «В другом времени» пытается понять взаимодействие индивидуума с метро, утверждая, что там время идёт по-другому и подчинено «тотализирующему движению масс»: отдельно выхваченные из толпы лица людей существуют вне зависимости от прибытия и отбытия поездов и таким образом обретают власть над собственной судьбой и временем, в котором они проживают свою жизнь. ART_BUZZ демонстрирует скульптурную метафорическую композицию «Золотой запас», издалека кажущуюся упорядоченной кучей золотых слитков, которые при ближайшем рассмотрении оказываются золотыми паспортами, чем намекают на ценность удостоверения личности в современном обществе и на экономические аспекты, связанные с наличием или приобретением российского паспорта. Никита Шохов поднимает в своей серии фотографий «Крестный ход» вопросы скептицизма по отношению к поведению современной церкви и её адептов в России: на фото, сделанных во время крестного хода в Кировской области, можно, например, на фоне процессии из церковнослужителей увидеть двух прихожан, защищающихся от дождя под зонтиком с изображением Бэтмэна.

IMG_4971

Никита Шохов, Крестный ход, 2012

Леонид Кленин отталкивается от архитектурной темы «современного барокко»: рассматривая здания, построенные в Москве в период с 1992 по 2010 годы, он пытается найти определенные общие черты, присущие им всем, и приходит к неожиданному выводу, что эти постройки не самостоятельны и потому их невозможно правильно запечатлеть или подвести под определенное правило. На фотографиях художника поэтому лишь фрагменты зданий – кусочек крыши, башенка, окна первого этажа. Всё, что по его мнению, отличает архитектуру тех лет, может быть приведено лишь в каталоге услуг какой-нибудь стекольной компании или строительной фирмы – отдельные детали заменяют и сводят на нет форму и содержание.

Работа самой Антонины Баевер, представляющая собой 4-х канальное видео «Русалки», в котором нижегородские работницы секс-индустрии принимают участие в мифологических сценах, изображая нимф, купающих своих подруг в лесных водоемах и сидящих на ветвях деревьев, утверждает возможность временного преодоления неприглядной действительности посредством игры и инсценировки. Той же роли примирения со страшными обстоятельствами в незапамятные времена служил миф сам по себе.

В сакральной полутьме исторических интерьеров особняка работы, раскрывающие самые разные проблемные аспекты современной жизни социума, выглядят священными реликвиями и артефактами, на которых сосредоточен тусклый свет ламп. Всё это вместе смотрелось бы напыщенно серьезно, если бы не как раз-таки вполне барочный прием привлечения комического. В частности, апогея здесь достигает комментарий Александра Образумова об участниках арт-тусовки и их любви к фуршетам. Его работа «Интервенция» состоит из паркетных досок, засунутых в ёмкость с красным вином, и распечатки сообщения с айфона, в котором кто-то, паникуя, объясняет, что если на новый паркет во время мероприятия упадет хоть капля вина, ему не поздоровится.

Характерно, что эта же тема продолжается уже вне художественных работ в самих интерьерах выставочной площадки: откуда не возьмись появляются устрашающе пустые барные стойки с приспособлениями для разлива напитков и пустыми полками для бутылок, диджейский пульт, сам собой играющий музыку, старинная тахта под высоким зеркалом, столики со стульями и прочие совершенно посторонние предметы мебели и декора, которые то и дело хочется принять за часть экспозиции. Они остро перекликаются с идеей Образумова, и как-то невзначай наводят на мысли о месте и роли современного искусства в современном обществе, о тенденции к коммерциализации искусства и его превращении в декоративный элемент украшения самых неожиданных помещений. В предисловии к выставке Баевер упоминает термин «вырождение жанра» применительно к барокко – как историческому, так и нынешнему. И эта ассоциация действительно ненавязчиво проскальзывает в грандиозных декорациях выставочного пространства. В результате, в общем ироничном (и порой саркастичном) тоне экспозиции сквозит легкая меланхолия, а иногда совсем не легкая грусть, и почему-то всё это вместе кажется очень хорошим вкусом.

Фотографии: галерея «Триумф», Григорий Мелекесцев

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.