#Учеба и резиденции

Внутри эксперимента

57        2        FB 0      VK 0

Как учатся в Открытой школе Манеж/МедиаАртЛаб

25.09.14    ТЕКСТ: 
Школа МедиаАртЛаб Манеже

Данила Булатов, триптих «Кухня» (проект «Домашнее сканирование»), 2014 

Aroundart продолжает цикл публикаций, посвященный арт-образованию в России и за рубежом. В новом выпуске искусствовед и художник Данила Булатов рассказывает о своем опыте обучения в Открытой школе Манеж/МедиаАртЛаб.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что за те полтора года, что прошли с момента моего поступления в Открытую школу Манеж/МедиаАртЛаб, мой взгляд на мир и искусство претерпел кардинальные изменения. Начать с того, что я внезапно примерил на себя непривычную для получившего «классическое» образование искусствоведа роль современного художника – и теперь вряд ли от нее откажусь. Главное же, Открытая школа приучила меня к искусству «новых медиа», о котором до весны 2013 года я знал только понаслышке, и этот дивный новый мир хоть и не перевернул сознание, но способствовал существенной корректировке поля моих интересов. Но, обо всем по порядку.

Окончив искусствоведческое отделение исторического факультета МГУ, я решил посвятить себя изучению искусства XX века и устроился на работу в ГМИИ им. А.С. Пушкина, где, в частности, принял участие в организации нескольких крупных выставочных проектов и получил первый опыт кураторской работы. Однако очень скоро я понял, что моих знаний катастрофически не хватает, чтобы придумывать – в том числе и для музея – интересные кураторские проекты с включением современного искусства, поэтому я задумался о получении дополнительного образования в сфере именно актуальных художественных практик. Не секрет, что курс истории искусства в российских вузах в лучшем случае обрывается на 1960-х – 1970-х годах – возможно, кстати, это одна из причин, почему в России концептуальные практики полувековой давности все еще воспринимаются как новаторские.

Почему я пошел учиться именно в Открытую школу Манеж/МедиаАртЛаб, а не в другую школу современного искусства? Думаю потому, что в феврале 2013 года, когда было объявлено о приеме заявок на поступление, для меня наступил «тот самый» момент. Остальные школы осуществляли набор осенью, и я не находился в ситуации выбора: наверное, не попади я в Открытую школу, попробовал бы поступить в Свободные мастерские или ИПСИ. Правда, про эти институции я знал мало, зато еще летом 2012 года думал о поступлении в Школу Родченко. Тогда меня остановил целый ряд факторов – несовместимая с занятостью на работе интенсивность обучения и отсутствие программы, рассчитанной на кураторов. Кроме того, меня не привлек излишне, что ли, авторитарный принцип работы в мастерских, а развешанные в коридоре Школы безликие и равнодушно-концептуальные фотографические работы студентов убедили меня в том, что по крайней мере фотографии я здесь учиться не хотел бы. Программа Открытой школы, напротив, привлекла меня своей открытостью и инновационностью, а также насыщенным теоретическим блоком, словно специально разработанным для заполнения «лакун» в моих знаниях о современном искусстве.

До Открытой школы вся моя творческая деятельность сводилась к любительской фотосъемке: сколько себя помню, я обожал фотографировать, но делал это скорее для себя, получая удовольствие от процесса. Готовя портфолио для поступления, я впервые задумался о том, что такое лично для меня фотографическая реальность. В результате мне удалось выявить определенные типологические связи между своими фотографиями и объединить их в серии.

Отбор в Школу проходил в три этапа: заявка – творческий конкурс – собеседование. На мой взгляд, творческий конкурс – чрезвычайно полезная ступень отбора, позволяющая отобрать наиболее мотивированных студентов, и даже странно, что такой практики нет ни в одной другой школе современного искусства. Задание второго тура заключалось в том, что нужно было выбрать одно из трех предложенных слов и сделать по ним некое документальное исследование. Помню, мне очень понравились все три слова: «мифология», «табу» и «память» – это как раз те темы, с которыми мне интересно работать. В итоге я выбрал слово «память» и снял свою первую видеоработу «Пережить».

По итогам конкурса были набраны две группы, основная и дополнительная (не допущенная к семинарам). Студенты из последней постепенно либо мигрировали в основную группу, либо переставали ходить на лекции и таким образом отсеялись. В результате сложился потрясающий коллектив, пребывание внутри которого, как мне кажется, многому меня научило. У большинства студентов за плечами был опыт кураторской работы или участия в выставках, многие успели отучиться в других школах современного искусства. Кстати, по-моему, ни у кого из оставшихся студентов Открытой школы нет академического российского образования, что говорит об определенных успехах институций, дающих образование в сфере современного искусства, по «отвоеванию территории» у традиционных художественных вузов.

Начавшись в марте 2013 года, лекционно-семинарская программа Открытой школы Манеж/ МедиаАртЛаб шла в общей сложности на протяжении (с вычетом всех каникул – как летних, так и зимних) 12 месяцев и закончилась в июне 2014 года. Большую часть этого времени заняли теоретические занятия, но сразу же начались и семинары с практическим уклоном: например, Андрей Великанов, читавший курс по философии искусства, вел мастерскую по графической композиции, свой семинар провел и Андрей Щербенок, разобравший с нами азы кинематографической структуры, а куратор Андрей Паршиков провел ряд занятий, посвященных системе институций и тому, как выбрать себе арт-резиденцию и написать в нее заявку. Лекционные курсы касались в первую очередь проблематики медиаискусства: в мир видеоискусства, нет-арта, медиа-поэзии, экспериментального, «расширенного» и интерактивного кинематографа нас последовательно погружали такие специалисты как Карина Караева, Нина Сосна, Николай Изволов и сама Ольга Шишко – основатель и руководитель Школы.

Хотя учебная программа Школы формировалась довольно спонтанно (необходимость и продолжительность того или иного курса часто выяснялась экспериментальным путем), она оказалась насыщенной и разнообразной. Конечно, у всех студентов разные интересы и запросы, и удовлетворить все требования было просто невозможно; тем не менее, практически не осталось сфер художественной жизни, не затронутых на занятиях. Мне не хватило углубленного курса по кураторским стратегиям и практикам – отчасти по этой причине я и перешел к созданию собственных работ. В то же время некоторые ребята, пришедшие учиться как художники, внезапно переквалифицировались в кураторов и теперь рассматривают себя в этом амплуа. Размывание границ между художником и куратором характерно для медиаискусства: это территория принципиально новых гибридных форм художественной репрезентации и творческой самоидентификации.

В основу практической стороны обучения в Открытой школе легли семинары преподавателей и мастер-классы художников. Так, в рамках курса «Визуальный эксперимент» прошли практические занятия с медиа-художниками Александрой Дементьевой и Дмитрием Морозовым. С последним, например, студенты осваивали сircuit bending: каждый создал свой самодельный синтезатор и веб-камеру с неожиданными эффектами. Семинар Александры Дементьевой вылился в производство целого спектакля: выступив в качестве куратора проекта, художница вместе с группой студентов Открытой школы поставила мультимедийный танцевальный перформанс «Смерть Тарелкина», который потом даже вошел в параллельную программу Манифесты 10.

Другая сторона практической деятельности студентов – активное участие в разнообразных выставочных проектах и художественных событиях. Так, почти сразу после поступления мы устроили однодневную выставку-знакомство «Медиавирусы», прошедшую под лозунгом «принеси свой проектор», а уже в июне 2013 года группа студентов помогала сербской художнице Милице Томич создавать реконструкцию ее проекта о военных преступлениях «Контейнер» для выставки «Мокьюментари: Реальности недостаточно». Тем же летом под патронажем Школы несколько художников приняли участие в фестивале «Ночь новых медиа» в Николо-Ленивце.

Лично на меня как на человека, занимающегося наукой, сильнейшее впечатление произвел прошедший в Манеже в октябре 2013 года симпозиум Pro&Contra Медиакультуры. Ему оказалось присуще несвойственное российским научным конференциям сочетание профессионализма с жизненностью и неакадемичностью проблематики и подходов. Что любопытно, на этой конференции нашлось место и молодым художникам: в дискуссионные секции были включены «кейсы» – презентации соотносившихся с заявленными теоретическими проблемами работ студентов Школы.

Осенью 2013 года в пространстве МВЦ «Рабочий и колхозница» прошли еще несколько однодневных студенческих выставок. Нам было очень важно коллективное обсуждение работ, которого ощутимо не хватало в процессе обучения, поэтому предновогодняя выставка «Вместо глаз – увеличительные стекла» стала первым полноценным кураторским проектом студентов, и на ее открытие были приглашены разные специалисты, для которых была проведена экскурсия с презентацией каждой работы. В целом выставка показалась настолько успешной, что на весну 2014 года руководство Школы запланировало промежуточную «аттестационную» выставку, которая должна была подвести определенные итоги перед разделением художников по мастерским для работы над дипломными проектами. Собственно итоговая дипломная выставка должна была состояться осенью 2014 года, однако в силу разных обстоятельств обучение в Школе было решено продлить с 1,5 до 2 лет. Прошедшая в «Рабочем и колхознице» выставка «Постдиджитал. Разные границы» стала первым полноценным выставочным проектом Открытой школы, при этом ее кураторами выступили сами студенты. О том, насколько новаторской была программа Школы, можно судить хотя бы по тому, что эта выставка продемонстрировала абсолютное доминирование медиаискусства (почти две трети работ являлись разнообразными видеоинсталляциями). Сам я на этой выставке представил видео и site-specific инсталляцию «Безопасное место», которую считаю пока своей самой удачной реализованной работой.

Сейчас, в сентябре 2014 года, программа обучения в Открытой школе Манеж/МедиаАртЛаб только возобновляется и будет состоять из занятий в мастерских, причем каждый художник волен выбирать себе те из них, которые непосредственно нужны для реализации дипломного проекта. В принципе каждый студент волен работать с любым преподавателем, который только вел занятия в Школе, но в «базовый» список руководителей проектов входят философ Елена Петровская, куратор и специалист по science art Дарья Пархоменко, художник Дмитрий Морозов, куратор Андрей Паршиков и сценарист Марина Потапова. Кроме того, наконец-то осуществилось желание Ольги Шишко о создании рабочей студии-лаборатории для студентов, которая расположилась в МВЦ «Рабочий и колхозница»: сюда уже завезли первое оборудование, на котором студенты смогут решать необходимые творческие задачи. Пока не совсем ясны перспективы проведения итоговой выставки, на которой будут представлены дипломные проекты, но стоит по крайней мере рассчитывать, что экспериментальный характер Школы как-то проявится и здесь. С другой стороны, уже с лета этого года студенты Открытой школы получили возможность провести свои персональные выставки в Манеже в рамках проекта «Большие надежды», проходящего при поддержке галереи «Триумф». Только что прошли выставки Алексея Таруца и Веры Коняшовой, на ближайшее будущее запланирован показ проектов Марии Сакирко и Елены Коптяевой. Свои надежды я тоже связываю с этим циклом, но мне интересно было бы попробовать себя и в роли куратора выставки молодых художников. Я нахожусь в поиске, но, вероятно, именно в этом направлении попробую развить свой дипломный проект.

Подводя итоги, можно сказать, что эксперимент по созданию инновационной платформы для подготовки художников, работающих с медиатехнологиями, удался. Наверное, в интересах Открытой школы при осуществлении следующего набора студентов сделать упор на какой-то одной сфере творческо-лабораторных исследований, но в то же время есть и своя прелесть в том разнообразии художественных практик, которыми занимаются студенты курса «Визуальный эксперимент». Ведь именно в отсутствии догматичности, какого-то «канона» или табуированности каких-то практик в современном искусстве и кроется секрет его жизнеспособности и актуальности.

Добавить комментарий

Новости

+
+
26.09.17
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.