#Владивосток

Алиса Багдонайте: «Самое интересное – раскачивать лодку»

63        3        FB 0      VK 0

Куратор Алиса Багдонайте о новом центре современного искусства во Владивостоке и локальном контексте

02.10.14    ТЕКСТ: 
Алиса багдонайте владивосток заря

Алиса Багдонайте в ЦСИ «Заря» // Фото: www.vladivostok3000.ru

Сегодня во владивостокском ЦСИ «Заря» открылась выставка Гоши Острецова «АВТОТРАНС НП». В рамках проекта художник создал фантастический владивостокский автомобиль, который проехал по главным маршрутам столицы Приморского края и нашел пристанище в залах «Зари» (выставка продлится до 30 ноября). Для куратора Центра Алисы Багдонайте этот проект – важная веха на пути развития художественной среды во Владивостоке, попытка одновременно показать важное современное искусство (помимо автомобиля в центре представят серию работ Острецова «Новое правительство») и создать что-то уникальное, связанное с местным контекстом. Какие еще выставки готовит «Заря» и зачем Владивостоку центр современного искусства, – на эти и другие вопросы ответила куратор Алиса Багдонайте.

ЕИ: Почему вы согласились возглавить центр современного искусства во Владивостоке?

АБ: Очутившись там, я поняла, что это самое красивое место в России, в котором я когда-либо была. Во Владивостоке сопки, высокое небо, местами очень интересная архитектура, невероятный ландшафт. Это русский Сан-Франциско. В нем нет ни капли провинциальности, там свой контекст. Мне было интересно поработать в регионе – не на коротком проекте, опыт которых у меня уже был, а на долгосрочном, рассчитанном на погружение, на возможность создания художественной инфраструктуры. Это стало интересной задачей, которую мало кто в России где-либо, кроме Москвы и Петербурга, решает.

ЕИ: Расскажите о Центре: по чьей инициативе он появился и как давно существует?

АБ: Есть корпорация, которая родилась в Находке, и сейчас стала одной из самых крупных в своей нише, – «Синергия». Она занимается среди прочего водочной продукцией и известна большинству по бренду «Белуга». Им достался – не знаю каким образом – комплекс прекрасных краснокирпичных зданий старой швейной фабрики 60-х годов. Находился он не в центре города, и было непонятно, что с ним делать. Так и родилась идея создания арт-кластера, развивавшаяся сразу в нескольких направлениях, включая создание центра современного искусства, который открылся 1 августа 2013. Поначалу многие думали, что мы очередной ГЦСИ, или наконец построенный ДНК (Дом новой культуры – общероссийский проект культурного развития регионов. – Aroundart), или филиал Эрмитажа… Нет, мы самостоятельная частная институция. Но я рада, что художественная жизнь во Владивостоке развивается динамично, и здорово, что началось все с нас.

ЕИ: На территории фабрики существуют другие арт-институции, кроме Центра?

АБ: Направленных исключительно на искусство нет. Но во Владивостоке всего одна частная галерея, с хорошей репутацией, но пока она не переехала к нам. С другой стороны, на фабрике есть мастерские, которые занимают художники, есть архитектурные и дизайн-студии.

ЕИ: Существует довольно неприятная закономерность, связанная с джентрификацией: сначала старые фабрики и заводы приспосабливают под арт-кластеры, а после, когда они приобретают приличный вид и известность, начинают сдавать под офисы бизнес-класса, которые уже никакая маленькая дизайн-студия или художественная галерея позволить себе не могут. Сейчас этот процесс происходит, например, с московской Армой. Не боитесь, что эта тенденция коснется и «Зари»?

АБ: Во Владивостоке изначально была чрезвычайно честная история. Никто не кричит, что здесь есть пустоши для художников – приходи и занимай. Здесь изначально не было такой ситуации, какая, скажем, сложилась в берлинском Митте, который художники-сквоттеры превратили в модный квартал, а потом арендодатели взвинтили цены. Нет, территория швейной фабрики отремонтирована, если вы ее увидите, то сразу поймете, что ребята вложили денег – чисто, регулируемая парковка, охрана. Когда в 2007 году я работала на «Винзаводе» и уходила домой часов в 11 вечера, то видела по дороге проституток и милицейские машины. Во Владивостоке этого нет, фабрика – это ухоженный арендный объект, в котором, помимо прочего, есть центр современного искусства.

Общаясь с руководством фабрики, я понимаю, что оно заинтересованы в долгосрочной работе Центра. Владельцу – он из Приморского края – нравится, что во Владивостоке появился такой Центр, ставший значимой частью жизни города, производящий выставки, которые во Владивостоке больше никто не производит.

ЕИ: Вы говорили про единственную частную галерею во Владивостоке. А существует там художественная среда?

АБ: Мне сложно об этом говорить, потому что я пока не так много времени там провела, но уже по первым впечатлением могу сказать, что, да, там все есть. Здесь много художников, в поле моего зрения в первую очередь попадают самые молодые, которых мы хотим привлечь к проектам, в том числе в наших будущих художественных резиденциях. Среди них уличный художник Кирилл Крючков, фотограф Денис Коробов. Кроме того, есть и зрелые художники, которые работают не в самых модных сейчас направлениях, но чей визуальный язык чрезвычайно интересен. Наша задача – поддерживать всех талантливых художников, дать платформу тем, кому по-настоящему есть что сказать.

Кроме того, во Владивостоке развито направление уличного искусства. Это связано, во-первых, с ландшафтом – во Владивостоке множество опорных стен, которые становятся идеальным полем для стрит-арта, во-вторых, с поддержкой местного правительства.

Но я не могу сказать, что мы целиком и полностью направлены на то, чтобы сотрудничать только с местным сообществом. Мы должны работать и для местного сообщества, и не только художественного, выступая в качестве просветительской институции. Наша задача – создать рельсы, по которым потом можно будет катить проекты самой разной сложности.

павел зюмкин

Павел Зюмкин, RAZZLE DAZZLE, 2014 // Пространство фабрики «Заря» // Фото: ЦСИ «Заря»

ЕИ: У вас прошла выставка Паши 183, с успехом, как я понимаю. Вы собираетесь делать другие проекты, связанные со стрит-артом?

АБ: Проект Павла Зюмкина RAZZLE DAZZLE открыл цикл «ПРОСТРАНСТВА», который создаст на разных поверхностях фабрики «постоянную экспозицию» уличного искусства. Проект призван рассказать о разных художниках и их способах работы. Работа Зюмкина и визуально и концептуально очень эффектна. Вдохновленный Владивостоком, его ландшафтом и приморским духом, он развил тему маскировки британского флота, которая спасала корабли от немецких торпед. Но не прятала их, а запутывала, мешая увидеть габариты и определить направление движения. Рисунок Зюмкина замаскировал ненавистную парковку, но теперь, кажется, это одно из самых ярких пятен в городе и самый крутой паркинг в мире, который рассказывает историю о Первой мировой войне и одновременно отсылает к кубизму и оп-арту. Мы работаем над тем, чтобы скоро к нам приехали еще несколько выдающихся проектов, о которых хочется рассказать уже сейчас, но пока не могу выдавать секрет.

ЕИ: С кем из уличных художников Владивостока вы бы хотели поработать?

АБ: Мы открыты всем! И мы внимательно смотрим, кто и что делает. Главное для нас — это качество и мощная идея.

ЕИ: Существует мнение, что Владивосток из-за своей удаленности от центра России, ориентирован не столько на Москву, сколько на Китай и Японию. В отношении искусства эта гипотеза себя оправдывает?

АБ: Зайдите в какой-нибудь владивостокский бар и вы увидите русских, французских морячков, старого китайца. Интересный набор персонажей. Я спрашивала у местного сообщества, каких художников они хотят увидеть в Центре, и могу сказать, что азиатское направление всплывало нечасто. Но, конечно, идеи, связанные с близостью к Азии возникают. Было бы здорово, если бы «Заря» стала форпостом азиатского региона в искусстве. Хотелось бы не только показывать азиатское у нас, но и лучшее из нашего возить к ним. Но говорить что-то конкретно пока рано – ничего из этих планов не реализовано, да и стопроцентного отклика со стороны руководства и местного сообщества я не увидела.

ЕИ: Что вам кажется наиболее интересным в работе?

АБ: Раскачивать лодку. Заставлять людей, которые раньше ничего даже не слышали о современном искусстве, приходить к нам на выставки. Поэтому цель Центра – совмещать проекты, сделанные во Владивостоке, с рассказом о языке современного, динамичного русского искусства. Эту же цель преследует и выставка Гоши Острецова. Нужно одновременно создавать и что-то новое, и ландшафт для восприятия.

Мы всегда стремимся к тому, чтобы проекты выходили в город и захватывали неожиданную для себя аудиторию. Например, работу Паши 183 «Питер – город ангелов» мы при помощи городских властей разместили на остановках городского транспорта. Это не получилось сделать в Москве, но получилось во Владивостоке. Акция имела вирусный эффект в социальных сетях, благодаря ей информация о выставке появилась почти во всех СМИ, большинство из которых вообще не интересуется современным искусством. Понятно, что такие акции – в большей степени развлечение, но для нашей работы – это ключевой инструмент.

Через год у нас будет выставка, посвященная сказкам. Работы будут отбираться по системе open call – в дальнейшем мы хотим использовать ее чаще, мы приглашаем к участию всех художников, которые занимаются этой темой, а также нехудожественные музеи, исследователей восточно-сибирских и приморских сказок и мифов, этнографов. Мы хотим сделать важную и многоуровневую выставку, которая будет интересна и родителям, и детям, и антропологам, и искусствоведам.

Система open call, когда художник из любой точки мира может прислать нам свой проект, – это уже история про обмен опытом. На это же направлена и арт-резиденция «Заря», которая откроется 1 ноября и которая также будет принимать художников со всего мира. Особенно мы ждем тех, кто будет заниматься не только созданием объектов, но и локальными исследованиями – Владивостоку сейчас это особенно нужно. Мы ждем заявок от художников и нам уже не терпится их принять их во Владивостоке!

ЕИ: Вам не приходится идти на компромисс и выбирать между тем, что нужно обязательно показать во Владивостоке, и тем, что нравится вам лично?

АБ: Это не компромисс, а работа! Выставочную программу составляю я, но она должна быть такой, чтобы проекты получили финансирование. Причем человек, который смотрит мои предложения, родом из этого региона, у него есть чутье, что здесь нужно, а что нет. Кроме того, любой проект должен быть интересен зрителям. Делать выставки, на которые никто не придет, – это, на мой взгляд, не прерогатива центров современного искусства.

ЕИ: А кто к вам ходит, какая аудитория?

АБ: Я читала отзывы посетителей выставки «Украшение красивого», которую мы привозили из Третьяковской галереи. Люди искренне выражали бóльший восторг по поводу китчевых объектов, нежели произведений актуального искусства. Это говорит о том, что либо искусство подкачало, либо мы имеем дело с публикой, которая не имеет соответствующего багажа для восприятия этой выставки, и поэтому не делает различия между искусством и поделкой. Потому-то ироничная выставка на тему сопоставления «авангарда» и «китча» здесь превратилась в выставку равноценных объектов. Это полностью меняет изначальный ракурс и является безусловно важным фактором, который нужно иметь в виду кураторам.

А когда мы покупали краски, чтобы воспроизвести работы Паши 183, у нас спрашивали: «А кто это – Паша 183»? И это в магазине вроде «все для граффити». Потом, когда мы показывали фотографии его работ, они узнавали, говорили, что видели их в интернете. С одной стороны, такое положение дел смущает, с другой – ты понимаешь, как важно и нужно работать именно здесь. Тем не менее, выставку Паши 183 только за первый уик-энд, посмотрело две тысячи человек, хотя, понятно, что свою роль сыграл тизер, крылья на остановках.

ЕИ: В чем, по-вашему, заключается самая большая сложность работы в регионе?

АБ: Есть большой риск: тебе может казаться, что ты все понял и во всем разобрался, а на самом деле ты на огромной дистанции от цели и ее никак не сократить.

ЕИ: Расскажите о будущих проектах.

АБ: На будущий выставочный год мне хотелось сделать рок-н-ролльную программу, интерактивную, направленную на взаимодействие со зрителем. Это не значит, что мы будем показывать лишь развлекательные вещи, наоборот. Это будут серьезные произведения, но выставки будут построены интерактивно. Для нас важно создать определенную ситуацию для зрителя, в котой его захватывало бы происходящее, чтобы ему не было скучно, чтобы его мыслительный процесс не останавливался. У людей во Владивостоке нет опыта третьих мест, где им просто комфортно проводить время, и мы хотим, чтобы они почувствовали нечто подобное в «Заре».

Зимой мы покажем выставку, которая уже прошла в Москве, в квартире Симона Мраза «Художественное изобретение себя и чистое удовольствие от жизни и любви». Мы покажем ее в малом зале, дополнив перформансами австрийских художников.

Один из самых интересных проектов, над которым мы начали работу, – это выставка «ЕЁ», ориентированная на женское искусство и запланированная на весну. Мы надеемся при работе над выставкой максимально захватить историю швейного производство, которое и было здесь, на фабрике, до арт-кластера. Куратором выступит Оксана Саркисян.

Мы бы хотели делать какие-то сетевые проекты с другими площадками, с частным коллекциями, с ведомственными музеями. Мы открыты!

Выставки и проекты ЦСИ «Заря» 

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.