#Концептуализм

Роман Сакин: призраки концептуализма

31        2        FB 0      VK 0

Об «Афинской школе» — тотальной инсталляции, в которой художник воспроизводит счастье с чисто геометрической закономерностью

23.12.14    ТЕКСТ: 

Выставка «Афинская школа» Романа Сакина в Pechersky Gallery до 15 января

Роман Сакин Афинская школа

В галерее Марины Печерской проходит выставка Романа Сакина «Афинская школа». Елена Ищенко рассказывает об этой тотальной инсталляции, в которой художник воспроизводит счастье с чисто геометрической закономерностью.

Галерея Марины Печерской стараниями Романа Сакина превратилась в тотальную «Афинскую школу», где в трех комнатах разворачивается процесс формирования человека разумного (или просто разума, как пишет в своем тексте к выставке Валентин Дьяконов). Первая комната – это азы, это класс, с доской, с правилами на стенах, которые рассказывают о центре тяжести человека (читай – о поиске равновесия и гармонии), со своеобразными партами, напоминающими о Пифагоре, записавшем основным геометрии на песке. Вторая комната – это столовая и игровая, здесь и обломки античных статуй, бережно разложенные по полкам, и уже известные объекты Романа Сакина (например, «Скульптура для городов и населенных пунктов»), и главное – стол, за которым уже отобедали, превратив обглоданные кости в подобие произведения искусства (в этом месте можно вспомнить тезисы о единстве искусства и жизни). Третья и заключительная комната – спальня, в которой только и можно обрести то самое равновесие, избавив разум от тяжести тела. Комната эта населена железными кроватями и призраками.

Роман Сакин Афинская школа

Сакин говорит, что его школа – это филиал афинской в глубокой российской провинции, давно утративший связь с оригиналом, зато приобретший самобытные черты. У нас не было античности, и он ее придумал. Но античность Сакина – это романтический концептуализм с оттенком наивности. Стены здесь желтые, зеленые и синие и выкрашены, как в инсталляциях Кабакова и советских учреждениях, где-то наполовину, чтобы вместить в себя среднего человека целиком. Обои в объектах-комнатах непременно в цветочек, с плакатами Цоя и котиков. Детские кроватки — типично железные, с ватными матрасами в полоску, рядом с ними — красненькие кеды. Сакин напоминает, что выразительная сила концептуализма скрыта в неприглядной обыденности. И одновременно показывает конечности античных статуй, которые советская власть превратила в декор и лишила всякого смысла.

«Афинская школа» хочет казаться неактуальной: здесь будто нет ничего про здесь и сейчас, а время застыло в прошлом, не только безысходном концептуалистском, но и радостно-рекламном, как на фотографиях из журнала «Огонек», которые сейчас показывают в ММАМ. Здесь есть место для ностальгии: желтые и зеленые стены не кажутся давящими и угнетающими, скорее – дающими приют и отдохновение. Но отказ от актуальности нужен для того, чтобы легитимировать традицию: как все искусство вышло из афинской античности, так и наше современное – из шкафа Кабакова.

Роман Сакин Афинская школа

Один из главных мотивов раннего Кабакова (да и московского концептуализма вообще) – это исчезновение персонажа. Герои сбегают: кто переберется жить в шкаф, кто в космос улетит. У Сакина похожий мотив – его ученики растворяются, превращаются в дух. Но концептуалистское исчезновение связано с полной неадекватностью человека окружающему миру, у Сакина все с точностью наоборот – здесь полное соответствие и соразмерность. Тотальность «Афинской школы» – это воплощенная мечта кабаковских героев. Возможно, поэтому пришедшие на выставку с такой нежностью рассматривали ее детали: люстру из обеденной комнаты («мне бы такую!»), объекты-комнатки с обоями в цветочек, оторванные конечности античных статуй, правила на стенах, выписанные в соответствии с советскими образовательными канонами. Сакин создал пространство, в котором можно «стать счастливым с чисто геометрической закономерностью» (В. Воррингер); пространство, идеально пропорциональное маленькому человеку (ребенку то есть). Но мир «Афинской школы» – это золотое сечение, обнаруживающее неизжитость советских и постсоветских мечтаний и одновременно обнажающее тотальную неуютность мира сегодняшнего.

Художник в этой инсталляции и некто вроде демиурга, который конструирует несуществующий мир и задает его правила, и в тоже время – простой зритель. А взгляду зрителя в «Афинской школе» отведено особое значение: здесь все для него, и все ему нравится, но все не по росту – кроватки малы, на стульчике за партой особо не усидишь, чтобы рассмотреть объекты, приходиться пригибаться. Зрителю все мало, он вырос из этого советско-античного прошлого, как художник вырос из романтическо-концептуальной традиции. И единственное, что им остается – дергать рычаги, управляющие бесплотными разумами, призраками прошлого.

Роман Сакин Афинская школа

Фото: Ольга Данилкина
Подробный фотоотчет смотрите по ссылке

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.