Девочки пришли: новая волна воронежского искусства

150        1        FB 0      VK 0

Выставка «Девочки пришли» в ВЦСИ объединила работы воронежских художниц Ирины Аксеновой, Татьяны Данилевской, Вероники Злобиной, Анны Курбатовой, Алии Садретдиновой, Евгении Ножкиной, Жанны Долговой и Надежды Синозерской.

11.06.15    ТЕКСТ: 
DSC_2075

В Воронежском центре современного искусства прошла выставка «Девочки пришли», объединившая работы восьми воронежских художниц. В проекте участвуют Ирина Аксенова, Татьяна Данилевская, Вероника Злобина, Анна Курбатова, Алия Садретдинова, Евгения Ножкина, Жанна Долгова и Надежда Синозерская.

«Девочки пришли» – это не то, чтобы манифест. Просто так сложилось, что в последнее время в Воронеже все заметнее художницы-девочки, занимающиеся современным искусством, и это дает повод говорить уже о местной «женской волне». Название экспозиции – своего рода попытка осознать себя этой новой воронежской волной и одновременно сопоставить с предшественниками, понять свое место в современном художественном процессе.

Куратор выставки Ирина Аксенова напоминает, что программная выставка первой — «мужской» — «воронежской волны» в далеком 2009 году называлась «Дальше действовать будем мы!». Сегодняшние художницы не делают таких жестких утверждений: их работы полны саморефлексии, сдерживаемого напряжения, болезненных вопросов к себе и друг другу.

«Воронежская женская волна проходит пубертатный период становления и самоидентификации, но вместо подросткового бунта погружена в размышления и неопределенность», – объясняет суть проекта Ирина Аксенова.

Из идеи логичным образом получается две темы, два типа объектов. С одной стороны, это «рефлексирующие» работы, в которых художницы пробуют осознать себя, понять, что женского есть в их искусстве, как пол (скорее пол, чем гендер) влияет на их произведения. С другой – работы, обращенные к традиции, оммажи художникам первой волны, от влияния которой никуда не деться, хотя бы потому, что большинство девочек-художниц пришли в современное искусство через курсы ВЦСИ, организованные художниками этой самой первой волны.

Работа Татьяны Данилевской // Фото: Айгерим Мажитханкызы

Работа Татьяны Данилевской // Фото: Айгерим Мажитханкызы 

Понятие «женское» каждая из участниц выставки трактует по-своему – здесь и феминизм, и феминность, и материнство, и «девочковость», и размышления о гендерных стереотипах, и поиски себя. «В процессе подготовки выставки у нас оформились два полюса: исповедующие феминизм и проповедующие феминизм. И я сомневаюсь, что тут у нас есть поводы для солидаризации», – говорит художница Татьяна Данилевская.

Сама Татьяна относит себя к «исповедующим»: не называя себя феминисткой, она тем не менее обращается к одной из ключевых проблем феминизма и разрабатывает тему женского через рефлексию по поводу интеллектуального труда, которая так или иначе всплывает во всех ее работах. Наблюдая за коллегами в университете, она собрала коробки от подарков, которые получают преподаватели, в образ филолога, который, как чеховский человек в футляре, – «коробочка в коробочке и еще в коробочке».

Работы Жанны Долговой и Нади Синозерской (персональные и в составе творческой группы «Коллектив лисички»), наоборот, демонстративно феминистские. Один из экспонатов, например, называется «Встреча мигранта Вахоба и подпольной художницы Жанны в Воронежском центре современного искусства» и представляет собой подробную документацию этой встречи, приправленную размышлениями художницы: «…На этой территории встретились двое угнетенных: женщина которая не находила себе места в «воронежском» «мужском» «сильном» искусстве, и мигрант – апелляции к которым и включения которых в поле искусства сложилась традиция, те, кто был нужен для того, чтобы все это работало, те на чьих телах это держалось (реципиент, жена, герой, референт…). Место встречи по отношению к ним – территория власти и силы» (орфография и пунктуация автора сохранены).

Анна Курбатова ищет уникальность в телесности. Работа «Пластмасса» – об этом. Ряды одинаковых манекенов собраны в скульптурное панно. «Это с одной стороны, формы женского тела, каждое из которых уникально, а с другой – штамповка, одинаковые ряды одинаковых фигур, образ множества, в котором мы все, и я в том числе, схожи», – говорит Анна.

Евгения Ножкина продолжает работу с обрезками ткани, в складках, формах и фактурах которой она ищет образы, символизирующие женские мечты, мысли и слезы. Часто эти образы не просто абстрактные штудии, а метафоры очень личных историй – например, кружевная вуаль, по словам Жени, сразу ассоциировалась у нее с чем-то печальным: салфетка, на которой в деревнях располагают фотографии умерших родственников, накидка на подушку, которую женщина поливает слезами. «Когда я вышивала эти слезы, у нас в семье случилось несчастье: умер свекор, и все наши волнения за него и слезы воплотились в этой работе буквально».

Отдельная важная тема выставки – это дети. Fuck off Ирины Аксеновой – алтарь с композицией из детской наволочки, памперсов и других мелочей, нагруженных личными воспоминаниями и в то же время узнаваемыми – о материнстве. «Есть жесткий навязанный образ матери, который плохо соотносится с настоящими материнскими чувствами. И вне зависимости от того, хочешь ли ты этот образ разрушить, или наоборот подстроиться под него, он требует определенной жертвенности», – объясняет художница.

Участницы выставки шутят, что фактически единственное, что их здесь связывает, – это общее видео. На камеру каждая читает текст на тему традиции, где говорится о чем-то важном для нее – для кого-то это Бодлер, для кого-то Дюрер, а для кого-то – Марина Абрамович. Едва ли кто-то из художниц когда-нибудь будет работать вместе с другими (если не брать в расчет сложившийся дуэт Жанны Долговой и Нади Синозерской), очень уж все разные по мировоззрению и стилю. Однако в этой разности особенно заметно, что у большинства воронежских девочек есть свой голос и стиль, хорошо узнаваемый рядом с другими работами.

На выставке девочек есть много экспонатов, которые откровенно спорят с работами первой воронежской волны или с традицией как таковой. Алия Садретдинова делает оммаж «Царство» на одноименную работу Николая Алексеева – Николай заливал гипсом формы от инструментов, а Аля показывает розовые гипсовые куличики, сделанные в формах от конфет и капкейков. Вероника Злобина делает «Городскую газету» по аналогии с «Лесной газетой» Ильи Долгова – документирует все, что увидела в городе, пока бродила без заданного маршрута, подбрасывая монету. В соседнем зале – работа Татьяны Данилевской «Не время», протест против проекта Арсения Жиляева «Время работает на коммунизм»: не время, не работает и уж точно не на коммунизм, возражает Татьяна. Анна Курбатова спорит с Сергеем Горшковым: тот когда-то делал оружие из дерева, а Анна выворачивает этот образ наизнанку в панно, состоящем из пластиковых ружей из автоматов. Но если у Сергея Горшкова (отца Ивана Горшкова – ред.) это были яркие добрые игрушки, то Анна Курбатова показывает, к чему приводят игры взрослых мальчиков – ее пластиковый арсенал выглядит жестким и опасным.

В видео «Путешествие к господину N» Ирина Аксенова вместе с ракушкой в руках едет в Дивногорье, где когда-то Николай Алексеев сделал арт-объект в виде большой символической раковины. Маленькая ракушка движется к своему большому собрату и, возможно, в этом движении, тяготении есть свои сложности. Это как модель семьи, которую, как говорят психологи, можно либо повторить, либо создать противоположную, но совсем уйти от нее невозможно.

«Мы выросли вместе с Ваней Горшковым, наши отцы дружили, в институте мы учились в одной группе. И всегда, когда я делала что-то хотя бы немножко абстрактное, мне говорили: «О, это Горшков!», – рассказывает Евгения Ножкина. – И чем больше я думала как бы сделать что-то максимально отличающееся, тем больше люди видели в этом сходство с Ваниными работами. И тогда я сделала эту скульптуру, которая, наоборот повторяет стиль Вани – и по ней очевидно, что мы совершенно разные».

Женина работа «Двое» тоже об этом: мужская куртка как символ традиции и образования и мягкая «женская» подкладка как нечто личное и сокровенное. «Я выросла в среде мужчин-художников, я училась у них, и я от этого точно не уйду, но это не значит, что я не могу быть собой», – заключает художница.

Кажется, что это может сказать любая из участниц выставки.

Фотографии: Софья Успенская

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.