#Учеба и резиденции

Классный руководитель: Светлана Баскова

234        1        FB 0      VK 1

Беседа директора института «БАЗА» и выпускницы Школы вовлеченного искусства «Что делать?» о том, как учить искусству

29.07.15    ТЕКСТ: 
Фото: Александр Плюснин

Фото: Александр Плюснин

Продолжаем цикл бесед учеников одной из школ современного искусства с руководителем другой о тонкостях обучения, отличиях в процессе преподавания и взглядах на текущий художественный процесс. В третьем выпуске – беседа выпускницы Школы вовлеченного искусства «Что делать?» Марины Мараевой с директором института БАЗА и режиссером Светланой Басковой. С 1 августа в БАЗЕ открывается прием заявок на следующий учебный год, а также дополнительный набор на 2 курс для студентов других школ.

Марина Мараева: Вы являетесь одной из ключевых фигур в школе «База», и я, как недавняя выпускница Школы вовлеченного искусства группы «Что делать?», хотела поговорить с вами о том, как устроен образовательный процесс в вашей школе и о проблемах арт-образования в целом.

Светлана Баскова: Я хочу сразу пояснить, что я всего лишь директор. Я не выстраиваю концепцию образования, а обеспечиваю работу и запускаю новые программы. Ректором нашего института является Анатолий Осмоловский.

Я отбираю студентов, провожу собеседования. Договариваюсь о выставках. Делаю экспозиции. Использую для этой цели весь свой возможный жизненный опыт, в котором есть стратегии двух моих профессий – режиссера и архитектора. Режиссер – это про конструирование коллектива и организацию работы института, архитектор — про дисциплину, профессионализм и качество.

Когда ты только поступаешь в институт, то с одной стороны есть преподаватели, с другой стороны – студенты, про которых ты пока ничего не знаешь. В такой ситуации очень важно правильно выстроить отношения, помочь им сформироваться наиболее естественным и открытым образом. Это я вижу одной из своих главных задач в институте. Я отвечаю на вопросы, выясняю, появились ли у студентов какие-то интересы и художественные планы, в реализации которых я могла бы помочь. Моя задача – помогать.

Выставка студентов института БАЗА «Наше дело» в ЦТИ «Фабрика», 2013 // Фото: Ольга Данилкина

ММ: На чем основана ваша уверенность в применяемых образовательных методиках? На что вы опираетесь? Как организован учебный процесс?

СБ: Я во многом стараюсь воспроизвести собственный крайне удачный опыт обучения в арт-школе. Я училась в архитектурном институте, и это было одно из тех немногих мест, где очень отчетливо чувствовался дух авангарда. У нас были гениальные преподаватели, которые давали отличные интересные задания и подталкивали студентов к тому, чтобы те выполняли их как можно более творчески. Работы, в которых границы самого задания остроумно ставились под вопрос, всегда принимались очень благосклонно.

У нас есть внутренние выставки-просмотры, они проходят раз в две недели, начиная со второго семестра. Моя задача на первом этапе – организовать ребят так, чтобы они не боялись приносить свои работы. При этом хочу подчеркнуть, что в оценке работ диктат вреден: нужно дать художнику пространство для высказывания, и не важно – станет он потом художником или нет.

Для нашего института важно взаимодоверие: чтобы не только учить, но и самим понимать, как должен выстраиваться сам институт – горизонтальные связи, скажем так. Ведь никто из нас не знает, как надо преподавать современное искусство – мы должны все время меняться, быть незастывающей формой и откликаться на запрос временем.

У нас есть два направления: мы обучаем искусствоведов (арт-критиков) и художников. Наша программа состоит из двух частей: обязательная программа — то, что перечислено на нашем сайте, и дополнительная программа, которая формируется с учетом пожеланий студентов. В дополнительную программу входят спецкурсы, например, рисунок, или живопись, или скульптура. Туда же входят мастер-классы – встречи с художниками, искусствоведами и кураторами, с которыми, как мы считаем, важно встретиться или которых хотят увидеть и послушать сами ребята. Для нас также важно соотноситься не только с современной ситуацией, но и, конечно, с историей искусства. История Парфенона для нас не менее важна, чем современный контекст.

В тоже время важно брать что-то и из академического образования. Вот, например, мы сейчас открываем кафедру Теории искусства, которая будет функционировать не только как закрытая образовательная модель, но работать на привлечение молодых людей, обеспокоенных теорией современного искусства, независимо от того, учатся они у нас или нет. Так мы будем создавать возможность научной работы на базе «Базы». В рамках этой кафедры мы вводим три новых предмета. Во-первых, методология изучения современного искусства, в рамках которого будут проходить образовательные блоки по социальному, психоаналитическому, материалистическому, формальному и иконологическому методам изучения искусства. Во-вторых, основы критического анализа и письма, где будут практические семинары по письму об искусстве и анализу произведений, и, наконец, история выставок. Эти предметы будут даваться блоками, внутри которых будут преподавать разные специалисты.

Выставка студентов института БАЗА «Живопись расширения» в Музее Москвы, 2014 // Фото: Ольга Данилкина

Также мы одновременно запускаем научную работу кафедры Теории – регулярный семинар внутри преподавательского состава на основе перевода и обсуждения важных и актуальных статей по теории и философии искусства. Многое зависит от нового набора студентов, поэтому мы пока не объявляем преподавателей и подробную программу.

Также мы будем делать добор на второй курс – для тех, кто уже учился в арт-школах и хочет конкретно сделать некую теоретическую работу. Мы открыты к разным вариантам, главное, чтоб была возможность создать прогрессивный и живой процесс.

ММ: Ставит ли перед собой школа задачу помочь студентам интегрироваться в художественное сообщество? Рассматриваете ли вы возможность проведения каких-то встреч и совместных проектов со студентами других школ?

СБ: Интеграция в художественную жизнь – очень важная для всех студентов задача. Это и вечеринки, и походы в мастерские, музеи и галереи, но прежде всего – взаимодействие с другими выставочными площадками. Мы стараемся обеспечить своим студентам как можно больший опыт выставок. Это и Третьяковская галерея, и Музей Москвы, и ЦСИ «Винзавод», и «Фабрика». Мы приглашаем молодых кураторов на портфолио-ревю. 

Что касается других московских школ современного искусства, например, Школы им. Родченко или ИПСИ, то здесь я так же не вижу причин объединять наших студентов в одном проекте. Школа Родченко все-таки школа фотографии, как бы ни были широки их практики, все-таки подход, механизм делания произведения у всех школ очень разный. И это хорошо. Искусственное сближение было бы совершенно бессмысленно. Художественная ситуация не имеет права быть гомогенной. Нужно еще больше разных, совершенно необъединяемых школ.

Все наши школы современного искусства основаны на инициативе тех или иных деятелей художественной сцены и имеют оригинальный подход – это крайне интересный опыт в системе образования, можно сказать уникальный. Думаю всем выпускникам надо задумываться о том, что эти школы должны жить и дальше и понимать также свою ответственность за возможность их существования. Мы конечно сделаем все, что зависит от нас.

Выставка студентов института БАЗА «Вечно живой труп», ЦСИ «Винзавод», Цех Красного, 2014 // Фото: Ольга Данилкина

Также надо понимать что в новых институтах наши друзья или люди прошедшие с нами 90-е – в Школе Родченко прекрасный Преображенский, Братков, даже Мухин, Катя Деготь. В ИПСИ прекрасный, добрый и умный Стас Шурипа; Иосифа Бакштейн знаем лет 20, если не больше – так что все одна компания, даже в RMA Коля Палажченко, а в Питере – Виленский, мы у него в Берлине ночевали. Так что говорить о горизонтальных связях можно начиная с преподавателей и основателей!

Соответственно никаких конфликтов у нас не будет. Но нам надо воспитать новых преподавателей – вот в чем вопрос. Мы на это настроены и практикуем. Пока еще рано говорить, но со следующего учебного года у нас будут новые молодые люди в команде.

ММ: Мне, конечно, ужасно интересно, как вы смотрите на возможность коллаборации со студентами Школы вовлеченного искусства.

СБ: Что касается Школы вовлеченного искусства, то на первом курсе организованная коммуникация со студентами других школ невозможна – ребята еще не знают друг друга и, мне кажется, что какие-то совместные с другими школами проекты усложнят им процесс узнавания и сближения. Художественная школа – это язык, и студенты первого года обучения еще не вполне им владеют. Это как начать изучать параллельно два языка: это очень сложно и результат может оказаться несоразмерен усилию. На втором курсе это, наверное, уже возможно. Нужно искать точки взаимного интереса. Мы могли бы устраивать совместные конференции. Нам нужны интересные и новые темы. Мы хотим новых формулировок, нового языка.

Выставка студентов института БАЗА «Футуристическая мимикрия», Выставочный зал «Домик Чехова», 2015 // Фото: Ольга Данилкина

ММ: А что касается совместных выставок? Как вы оцениваете такую возможность?

СБ: Пока я не вижу, как возможно было бы нам организовать горизонтально совместную выставку. Сейчас единственный возможный для нас вариант – откликаться на конкурсы заявок в проектах друг друга. Мне кажется важным сейчас научно-исследовательский вектор в современном искусстве и по мере сил я стараюсь усиливать значение этого вектора для школы «База». Поэтому и конференции нам очень интересны. Так же универсальный формат — это портфолио-ревю, когда студенты показывают друг другу свои работы.

ММ: Каковы планы развития Института — ближайшие и в далеком «светлом будущем»?

СБ: По поводу ближайшего это запуск описанной выше кафедры Теории. Идеи и программы есть, главное правильно воплотить их в жизнь. Если о далеком будущем, то хочется в идеале сделать филиалы по всей стране – на самом деле, это намного проще, чем кажется. Кроме того, мы думаем открыть курс для старшеклассников. Еще хочется, чтобы искусство начали бы преподавать в государственных общеобразовательных школах. У нас есть план организовать курсы по современному искусству для преподавателей ИЗО в школе. Школьные преподаватели – не те люди, которые могли бы сами финансировать свою переподготовку, поэтому нужно сначала найти источник финансирования. Этого я не умею и не люблю делать, поэтому хотела бы, чтобы источник нашелся сам.

Выставка студентов института БАЗА«Делать мудиум», Музей Москвы, 2015 // Фото: Светлана Баскова, Юра Калинин

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.