#Открытия недели

Открытия недели: 28 сентября — 11 октября

44        1        FB 0      VK 0

Основной проект 6-й Московской биеннале, Петер Вайбель, «Метагеография» в ГТГ, Современное искусство в традиционном музее в Петербурге, Анна Шестакова и снова о «КД»

Основной проект 6-й Московской биеннале, Петер Вайбель, «Метагеография» в ГТГ, Современное искусство в традиционном музее в Петербурге, Анна Шестакова и снова о «КД».

«Как жить вместе? Взгляд из центра города в самом центре острова Евразия», основной проект 6-й Московской биеннале современного искусства, ВДНХ, Москва, 22 сентября — 11 октября

Нынешняя биеннале, кажется, стала самой непопулярной за 10 лет своего существования: даже слово «Евразия» в заголовке не привлекло консервативно настроенную часть потенциальных зрителей. Опасения художественного сообщества тоже не оправдались: заявленный куратором Бартом де Баре дискурс не был апроприирован властью. Потому что дискурс власти не нужен.

Понятно, что Барт де Баре не имел в виду Дугина и ко, и, говоря о евразийствее, скорее, хотел указать на локальность мегаполиса Москвы. Полифонии этому тезису придавал контекст проведения: ВДНХ, Центральный павильон и проходящая там в реальном времени реставрация барельефа Вучетича. Все это постоянно звенело и напоминало об империалистическом прошлом, настоящем и, кажется, будущем. Происходящее в рамках Основного проекта должно было оттенить этот контекст и показать выход из него: без огромной выставки, без сотен имен и почти тысячи работ (как любят хвастаться в пресс-релизах пиарщики). Но эта эфемерность и процессуальность (художники создавали свои работы перед зрителями, с ними можно было пообщаться, каждый день проходили перформансы, лекции, дискуссии и кинопоказы) как-то не заладились: приглашенные лекторы говорили вполне предсказуемые вещи, давали короткие интервью по протоколу, многие художники сделали работы «ни-о-чем», а в соцсетях обсуждали фотографию с Янисом Варуфакисом в ресторане «Пушкинъ». Локальность чуть не обернулась экзотикой.

Мне больше всего понравилась работа китайского художника Ли Му, который был на биеннале разнорабочим, помогал другим авторам и вел дневник. Сборник этих записей, наверно, самое точное высказывание о прошедшей биеннале, которая, несмотря на DIY-эстетику, уже стала и продолжает оставаться брендом, а не событием. А результат, выраженный в именах приглашенных, в заявленных – и не проговоренных – тезисах и статистике так и остался важнее процесса. – Елена Ищенко

Петер Вайбель technē_революция, ММОМА в Ермолаевском переулке, Москва, до 1 ноября

«Язык не помогает нам лучше понять друг друга, язык позволяет нам врать, искажать реальности и манипулировать другими. Это также относится к любым медиа. Только через критику языка и медиа мы можем подойти к критике, сформированной ими реальности», — писал Петер Вайбель о своем перформансе «Сбой в коммуникации» 1971 года, в ходе которого аудитории предлагалось управлять проекцией, но таким образом, что только когда зритель кричал в микрофон — начинал работать проектор, то есть услышать зритель ничего не мог. По мнению Вайбеля, это емкая модель коммуникации. Экспонат, задействованный в этом перформансе, встречает зрителя на московской выставке одним из первых. То, как доходчиво и емко удалось в ней изложить этот тезис, ключевой далеко не только для искусства новых медиа, приводит в полный восторг. На четырех этажах в основном фото- и видеодокументации акций Вайбеля, в частности, с немецкой художницей Вали Экспорт, а также самостоятельные фотографии и видеоинсталляции, разбавленные скудным количеством довольно простых объектов.

Фокусы и парадоксы новых медиа, а если копать глубже — логики восприятия, раскрыты Вайбелем буквально на пальцах, то есть понятно «и пионерам, и пенсионерам», как говорили классики. Здесь и о копии копии копии (etc.) в фотографии «Бесонечная цепь из рук» (1972) и видеоинсталляции «Бесконечный сендвич» (1970), о разрыве логики языка и смысла — в рассказах и фотодокументации нескольких случаев столкновения с судебной властью, о напряжении между текстом и образом — в «Бесконечной выставке одного слова» (1977), об обманчивой природе документации — в «Ломанном треугольнике» (1976), «Парадоксе перспективы» (1973), работе «Оценка. Парадоксальность системы координат» (1975–2015) и «Парадоксальных встречах» (1974), о, попросту, беззащитности языка — в целом ряде хулиганских акций с уличными вывесками 70-х годов. И, конечно же, минималистичные аттракционы с камерами и телевизорами, в частности «Наблюдение за наблюдением: неопределенность» (1973). Здесь же, почти под занавес, образ, обретший трагическую актуальность в 00-е — здание с врезавшимся в него самолетом под ироничным названием «Скульптура в общественном пространстве» (1984). В завершении — проекция со словом possible («возможно»), которая на поверку оказывается не проекцией, а словом, нанесенным на стену, на которую направлена проекция белого экрана (Возможно, 1969).

Здание музея в Ермолаевском переулке не узнать: масштабная застройка привела все четыре этажа в абсолютно аскетичный вид под стать искусству — небольшие комнаты и проходы, сформированные белым гипсокартоном и деревянными опорами. Этикетки и текстовые пояснения Вайбеля к работам не приклеены к стенам, а написаны на них от руки — они органичны эстетике фотоперформанса, акций и скупых инсталляций, которые составляют искусство Вайбеля предметно. Такие этикетки, в отличие от печатного отстраненного текста, проще читать — и в этом огромная победа организаторов, так как текст здесь неотделим от работ и документаций. В них Вайбель описывает прежде всего логику своих действий, в результате делая очевидным еще один тезис, ключевой для современного искусства: тот факт, что оно само по себе является прежде всего образом мышления. — Ольга Данилкина

«Метагеография. Пространство – Образ – Действие», куратор Кирилл Светляков, Москва, ГТГ на Крымском валу, 25 сентября 

При отсутствии алиби в виде определения себя как «междисциплинарного проекта», выставка не выдержала бы обвинений в описательности, чрезмерности и однозначности. Ее содержание выходит за рамки научного исследования, но не дотягивает до статуса художественного высказывания.

Попытки рефлексирующих географов оторваться от земли и описать ее образную надстройку за неимением соответствующих инструментов вынуждают их обращаться к художественным практикам и философским теориям пространства. Но, к сожалению, произведения современных художников выполняют на выставке вторичную, иллюстративную функцию кураторского нарратива, смешиваясь с историческими картами, парадным портретом Сталина 1948 года кисти Фёдора Решетникова и картоидами теоретика географии Бориса Родомана.

В истории репрезентаций географического пространства – от физических карт Нового Времени до современных образов пространства воображаемого, – работы трех поколений художников обеззвучены до простой визуализации перечня проблем: локального и глобального, личного и общественного, реального и утопического и других. Развернутая в декоративно-бирюзовых залах ГТГ с имитацией природного ландшафта, эта история скорее утверждает предмет неофициальной науки, нежели ставит знаки вопросов. – Анна Комиссарова

«Она. Звание художника», Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств, 26 сентября – 25 октября

В этом году в программу 13-го фестиваля «Современное искусство в традиционном музее» входят семь проектов в музеях-участниках: от Музея почвоведения до Академии художеств. В последней расположился исследовательский феминистский проект о положении женщин в институте им. И.Е. Репина и Музее АХ. Аудиовидеоинсталляция разместилась внутри постоянной экспозиции «Академического музеума». Отдельно в затемненном зале выставлены картины некоторых студенток, фоновым звуком идет перечисление статистических данных: сколько женщин из общего числа студентов училось каждый год в Академии художеств – звук, к сожалению, намеренно делают тише смотрительницы. Здесь же на потолок пущено три проекции – детали академических интерьеров, помпезных и маскулинных по своей сути, в чем-то даже деспотичных. Смотреть видео, задрав голову, – это испытание, конечно, несравнимое с тем, через что порой приходилось и приходится проходить женщинам, отстаивая свои права, но физическое усилие, к которому принуждают зрителя кураторы, приближает к этому пониманию хотя бы на уровне физиологии.

Продолжением выставки становятся динамики, расположенные между картин, – из них доносятся голоса выпускниц и их преподавателей, история женщин в академической среде реконструируется через многочисленные интервью.

Нужно сказать, что выставка в целом представляет собой усилие, отчасти намеренно сконструированное кураторами выставки (Марией Годованной, Яной Михалиной и Ярославом Воловодом), отчасти – старушками-смотрительницами. Посетителям приходится уговаривать их включить неработающую технику и игнорировать бесконечные комментарии о том, что «смотреть и слушать там нечего». Современное искусство, по всей видимости, еще долго будет бороться за свое место в традиционном музее. – Лизавета Матвеева

«Сложные вопросы», Санкт-Петербург, Музей современных искусств им. С.П. Дягилева СПбГУ, 26 сентября – 25 октября

Спецпроектом фестиваля «Современное искусство в традиционном музее» стала выставка выпускников Школы молодого художника «Про Арте», в которой участвуют Марина Винник, Илья Гришаев, Саша Зубрицкая, Анастасия Кизилова, Ася Маракулина, Алена Терешко и Леонид Цхэ. Название проекта отсылает к одноименной статье Сергея Дягилева: «Произведение искусства важно не само по себе, а лишь как выражение личности творца». Работы, представленные на выставке, стали своеобразными автопортретами, точкой сборки и обобщением того, чем занимаются авторы в своем творчестве, какими вопросами они задаются и какие идеи развивают, – и потому художники узнаются даже этикеток. Дополнением к выставке стал зин, выпущенный тиражом в 200 экземпляров, – в нем фиксируются поиски и промежуточные состояния, процесс подготовки того или иного проекта.

Вопросительная форма концепции проявляется в некотором состоянии промежуточности – экспозиция словно незакончена, небрежна и скорее похожа на лабораторию – как будто зритель зашел на монтаж в обеденный перерыв. Да и молодое искусство само по себе довольно часто остается незавершенным. – Лизавета Матвеева

«КД: Поездки за город и не только», Санкт-Петербург, галерея ЛЮДА, 7 – 21 октября

Эта выставка – первый петербургский смотр московской группы «Коллективные Действия», подготовленный в партнерстве с фестивалем паблик-арта Арт Проспект. В 2016 году КД отмечают 40 лет своего существования, но по стечению обстоятельств независимое artist-run пространство – галерея ЛЮДА – выполняет музейную функцию и представляет проект художников, чью ретроспективу давно пора сделать в Русском музее или Эрмитаже. На выставке представлена документация акций КД; видео и фотографии перемежаются с текстами, важной частью художественной деятельности коллектива: описания акций, свидетельства об участии – бюрократизация художественной деятельности как артистический акт.

На открытии выставки состоялась дискуссия с участием Георгия Кизевальтера, Сергея Ромашко и Сергея Летова о проблемах коллективного творчества и перформативных практик в публичных пространствах. Кроме того, участники дискуссии устроили звуковой перформанс – Кизевальтер и Ромашко читали тексты из архивов КД, а Летов микшировал их с разными шумами. –Лизавета Матвеева

Аня Шестакова «Чувство собственного достоинства непредсказуемо» (куратор Антонина Баевер), Москва, ISS MAG, 11 ­­– 22 октября

ISS MAG – новое пространство, открывшееся на территории завода НИИДАР при участии Диши Юлдашевой (основательницы одноименного кафе на Б. Дмитровке) и художницы Антонины Баевер, чья мастерская и стала площадкой для проекта (список соорганизаторов на этом не заканчивается). Первая выставка, сделанная здесь Анной Шестаковой, получилась сдержанной и ровной по своей тональности. Объекты, представленные художницей – забрызганный краской кусок целлофана, цветные пластиковые пузырьки, найденный на улице кусок мрамора с надписью неизвестного содержания и мраморные шарики на мраморной же подставке, – формально рифмуются друг с другом, но при этом совершенно герметичны и молчаливы. Они не рассказывают никакой истории, лишены собственного голоса и смысловой определенности, и вместе образуют формалистическую узорчатую поверхность. Непроницаемую, но идеально вписывающуюся в предоставленное ей выставочное пространство. – Валерий Леденев

Фото: Асия Ганеева, Михаил Григорьев, Ольга Данилкина, Иван Ерофеев, Елена Ищенко, Валерий Леденев

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17
21.06.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.