#Норвегия

Barents Spektakel: Пока не начался очередной концерт

130        3        FB 0      VK 0

Анна Комиссарова рассказывает о фестивале Barents Spektakel, который прошёл в норвежском городе Киркенес, расположенном на границе.

09.03.16    ТЕКСТ: 
fredrik ödman – reconstructing deconstruction

Фредрик Одман Reconstructing Deconstruction, 2016

В норвежском городе Киркенес, расположенном на границе с Россией и Финляндией, состоялся ежегодный фестиваль Barents Spektakel, который сами организаторы называют «культурно-политическим коктейлем». Анна Комиссарова рассказывает о том, как преломляются политические реалии на российско-норвежской границе. 

Для портово-шахтерского городка с населением чуть более 3,5 тысяч человек пятидневный фестиваль Barents Spektakel – значимое культурное месторождение, которое уже 12 лет подряд обрушивает на приграничный Киркенес фонтан из выставок, концертов, перформансов и дискуссий стараниями «Девушек на мосту» – русско-норвежской группы кураторов Pikene på Broen.

Долголетие локального фестиваля, похоже, объясняется тем, что исследовательские интересы «Девушек» пересекаются с норвежской политикой по наведению мостов. Причем дипломатическое стремление наладить связи и сотрудничество на приграничных территориях даже преобладает над попытками погрузиться в сугробы заполярных проблем. Их теперь более чем достаточно. Если экспорт лосося переориентировать удалось, то шахты все еще находятся под угрозой закрытия. В потребительском и культурном секторе тоже коллапс – из-за падения курса рубля мурманчане больше не ездят в Киркенес ни за пятирублевыми памперсами, ни на сам фестиваль. Приезжают только бабушки – торговать на главной площади матрешками с Путиным, хрусталем и шерстяными носками с оленями.

Вроде бы политическая реальность – то, от чего на границе укрыться невозможно, – ставит вопросы в лоб: в прошлом году на дискуссионном форуме Transborder cafe обсуждали санкции, в этом году – сирийских беженцев и информационные войны. Но обсуждения скорее напоминают ток-шоу, за которым зрители увлеченно наблюдают с шампанским и пивом. Комфортная дистанция превращает дискуссию в спектакль, вывернутый наизнанку фарсовым выступлением диско-театра eredovoe udozhestvo — пьесой Between Devil and the deep blue sea, где пограничники – Анастасия Вепрева и Антон Командиров – пинают туда-сюда Романа Осьминкина в роли бездомного, пока он не превращается в зомби-коммуниста. Но дистанция сама стремится к сокращению изнутри. В какой-то момент микрофон погрузился в толпу и достался студенту-сирийцу, а потом управляющему лагерем беженцев. И когда этот брутальный норвежец в кожаной косухе и с наколками на руках не смог сдержать слез, рассказывая о судьбе одной из сирийских семей, депортированных в защиту демократии, все замолчали. Правда, ненадолго – пока не начался очередной концерт.

Eredovoe udozhestvo "Между дьяволом и глубоким голубым морем", 2016

Eredovoe udozhestvo. Between the devil and the deep blue sea - 1Eredovoe udozhestvo «Между дьяволом и глубоким голубым морем», 2016

Главная тема фестиваля, заявленная в названии – «Переосмысляя пространство» – в кураторском тексте была вписана в проблематику уязвимости – перед миграционным потоком, экономическими проблемами и восприятием этого пространства другими. Художественные проекты тоже разместились в уязвимых местах – в торговом центре на опустевших площадях бывшего супермаркета, в закрывшемся магазине одежды и «клубе моряков», маленьком домике в портовой зоне, который местные власти каждый год собираются снести.

Дискурс уязвимости удобен и пластичен, в него легко встраивается все, что угодно: проблема беженцев, малого коренного народа саами, экологии, структуры экономики. В порыве сочувствия забываешь, что его эксплуатирует одна из самых благополучных стран. И всё же ахиллесова пята есть у всех, и в случае Норвегии она локализована в пространстве коммуникации, расколотом экономическим и мигрантским кризисом. Большинство работ, представленные на фестивале, транслируют идеи связи, сотрудничества и мирного сопротивления конфликтам, укладываясь в риторику норвежской приграничной политики. Они не столько рефлексируют ситуацию и открывают новые взгляды на пространство разногласий, сколько указывают на проблемы и укрепляют шаткие опоры взаимопонимания, обращаясь к коллективной памяти.

В резиденции художники отыскали немало эпизодов истории русско-норвежских приграничных отношений, которые резонируют с текущими процессами.

Ник Дегтярев и Надя Дегтярева отыскали сведения о «руссенорске» – разговорном языке торговцев и рыбаков Баренцева моря, который просуществовал до конца 1920-х. Смесь русского с норвежским, в отличие от других пиджинов (от англ. pigeon language – упрощенный язык), опосредованных колониальными отношениями, лишена национальной доминанты и свидетельствует о равноправном общении соседей. Проект Transparlingua представляет собой лингафонный кабинет, где на стареньких компах транслируется видео-урок по руссенорску в эстетике youtube–тьюториалов. Moja på tvoja («моя-по-твоя»), что переводится: «я говорю на твоем языке» и другие выражения некогда прочных экономических связей контрастируют с современным видео-рядом, где изображено вялое строительство трассы между Россией и Норвегией. Открытая пасть тоннеля зияет непристойным напоминанием о нерешенной проблеме: возведение моста через реку Паз откладывается уже несколько лет.

Transparlinguanadia degtyareva & nick degtyarev – transparlingua

Ник Дегтярев и Надя Дегтярева Transparlingua, 2016

Анна Ермолаева нашла в норвежской коммунистической газете Nordlands Arbeiderblad 1935 года историю о том, как сотня рыболовов пересекла границу и основала на Советском полуострове колхоз «Полярная звезда». Художница отправилась на его поиски. Документацию своего пути она показывала в формате двухканального видео. Саспенс Kolkhoz Polar Star о норвежских беженцах прошлого века разворачивается посреди пустынной осенней тундры и заканчивается ничем: колхоз-призрак мерещится в найденных деревянных развалинах и бетонных балках, местные жители никогда о нем не слышали.

Немного странно, что известная острыми политическими высказываниями русско-австрийская художница, оказавшись в зоне современного конфликта, снимает для фестиваля задумчивое поминальное видео. На сайте Ермолаевой нашлась работа о самых свежих событиях – триптих «120м». На фотографиях изображены сваленные в кучу велосипеды, на которых сирийские беженцы объезжали условность законов на русско-норвежской границе: российские власти не пускают пешеходов, а норвежские – требуют специальные документы для автомобилистов. Велосипеды сирийцы покупали в Мурманске, добирались до границы на попутках, и последние 120 метров преодолевали на двух колесах.

Непонятно, имела ли место цензура, разве что экспозиционно Kolkhoz Polar Star лучше рифмуется с работой норвежца Фредрика Одмана (Fredrik Odman) Reconstructing Deconstruction. Три мрачные отфотошопленные картины изображают антиутопические образы Киркенеса, пришедшего в запустение из-за нового кризиса добывающей промышленности.

Анна Ермолаева Kolhoz Polar star

Анна Ермолаева Kolhoz Polar star, 2016

Конечно, разговор об эксплуатации природных ресурсов ради процветания не может обойтись без экологического аспекта. В соседней комнате «Клуба моряков» представлен проект Сесиль Халанд (Cecilie Haaland) Barents Juxtapose, в котором экологический вопрос рассматривается на уровне природной поверхности. Норвежская художница провела сравнительный анализ почв двух приграничных городов – Киркенеса и Никеля. На самодельную керамическую пинхол-камеру Сесиль Халанд сняла несколько пейзажей, которые «проявила» с помощью земляных растворов – черно-коричневого цвета из Норвегии и зеленоватого – из России. Смешав образцы земли с глиной и глазурью, она также вылепила чашки разных цветов и предложила «дипломатический» вариант – зеленовато-коричневый.

Не менее двусмысленно звучит название выставочного проекта русско-норвежского куратора Ивана Галузина «Возвращение Красной армии», который в английской версии читается как «выход» – Withdrawal ot the Red Army, подразумевая возвращение Красной армии домой. Выставка приурочена к 70-летию вывода советских войск из норвежской провинции Финнмарк, после ее освобождения этими же войсками от нацистов в 1944 году. Киркенесцы помнят и ценят этот акт освобождения – здесь стоит памятник солдатам Красной армии на площади Руаля Амундсена, но в этой истории не менее важен благополучный исход миротворческой операции, поскольку красноармейцы еще некоторое время оставались комендантами освобожденных территорий.

Экспозиция построена на изощренных сочетаниях факта и вымысла, оригинала и копии, неочевидных связях и мерцании смыслов. В проекте «о времени, памяти, сопротивлении и игре» нашлось место всему: рисункам военного камуфляжа Якова Чернихова, диску Йоко Оно Blueprint for a Sunrise (2001), винтажной карте с дорогой от Мурманска до Берлина, выпущенной агентством индийской пропаганды, снимкам Ли Миллер и Давида Шермана «Ли Миллер в ванной Гитлера» (1945), трактату «Киркенесская этика» востоковеда Игоря Дьяконова, копии «Объекта для разрушения» Мана Рэя (1923), «Обломову» Гончарова и много чему еще.

История для Галузина – это сад расходящихся тропок, который невозможно оглядеть целиком и сразу, как и огромные фотографии в проекте Густава Метцгера, скрытые за полотнами. Сложная сеть внутренних нарративов создает калейдоскопичный взгляд на историческую реальность и позволяет избежать идеологической однобокости, в которую часто скатываются мемориальные выставки. Вместе с тем, подобная ризоматическая структура размывает кураторскую позицию, сводя высказывание к изящному интеллектуальному приему, и превращая его миротворческий пафос в объект политических манипуляций.

«Возвращение Красной армии», куратор Иван Галузин, 2015 // Экспозиция в Northern Norway Art Museum, Тромсё, Норвегия // Фото: barents spektakel; Nicolas Horne, kunstkritikk.no

Стратегии взаимодействия с современным контекстом выразились в совместном проекте художников из Петрозаводска и регионов Финнмарк и Нурланн Barents Sea Book. Они показали в бывшем магазине одежды, неотличимом от wite cube, довольно формальные результаты недельного полевого исследования района Баренцева моря. На работы норвежцев в листе с экспликацией были предусмотрительно указаны цены.

Норвежская художница тайского происхождения Апичая Уантьянг (Apichaya Watiang) построила интерактивную инсталляцию All digressions aside, связавшую огнем коммуникации Киркенес и Никель. В каждом из этих городов стояла оленеводческая юрта (лавво), внутри были разложены шкуры, на стене с помощью веб-камеры транслировалось видео из другого города с субтитрами, видимость которых обеспечивал костерок, требующий постоянной поддержки.

Инсталляция Марии Градин Peeping Barents представляла собой забор с круглыми отверстиями (скорее отсылая к диаметру объектива, чем к дыркам от пуль), через которые можно было увидеть фотографии повседневной жизни в Архангельске.

Миссионерская застройка культурного «моста» завершилась в последний день, когда Barents Spektakel вместе с его участниками преодолел государственные границы и приехал с теми же концертами, выставками и мастер-классами художников в российский Никель. Говорят, что в следующем году здесь пройдет уже российская художественная резиденция на спонсорские деньги «Норникеля». Вероятно, культурный обмен уже приносит свои плоды.

фестиваль в г.Никель 12697243_963644683683936_7553782619950023818_o

Фотографии: Barents Spektakel

Добавить комментарий

Новости

+
+
16.10.18
19.09.18
03.09.18

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.