#Нижний Архыз

Художники
в невесомости

686        1        FB 0      VK 0

Валерий Леденёв — об артистической интервенции в Специальную астрофизическую обсерваторию РАН

18.10.16    ТЕКСТ: 
img_3763

В посёлке Нижний Архыз в республике Карачаево-Черкесия открылся проект «Обсерватория» — большая российско-австрийская выставка под кураторством Симона Мраза, Мадины Гоговой, Марианы Губер-Гоговой и Андреаса Кристофа. Об артистической интервенции в Специальную астрофизическую обсерваторию Российской академии наук и своих неоправдавшихся ожиданиях — Валерий Леденёв.

Проект организован Австрийским культурным форумом в Москве,
Министерством культуры Карачаево-Черкесии,
Gogova Foundation и Section A в Вене.

Художественная интервенция российских и австрийских авторов в рамках проекта «Обсерватория» развернулась на территории научного городка в поселке Нижний Архыз в Карачаево-Черкесии. Сама обсерватория функционирует с 1966 года, сохраняя по сей день статус одной из ведущих в мире. История космической индустрии СССР перемешивается здесь с реалиями современной науки, продолжающей выживать в условиях сокращения госфинансирования, а также многочисленными слоями истории, среди которых — средневековое Архызско-Аланское городище (VIIXIV вв. н. э.) на территории местного заповедника, куда также проникли приглашенные художники. Попасть на выставку можно, преодолев огромные расстояния, когда километры дистанций перемежаются с перепадами высот и сменами пейзажа, что само по себе превращает проект в увлекательный опыт, растянутый во времени и пространстве.

На освоение художникам предложили весь научгородок, включая не только Специальную астрофизическую обсерваторию РАН, но и здания жилого комплекса, где работают ученые, и старинный Средний Зеленчукский храм — один из трёх, что можно увидеть Нижнем Архызе.

Сама диспозиция проекта провоцирует конкретные ожидания. Не только обыгрывания специфики места или вариаций на тему науки и технологий, но проектов масштабных, осваивающих выделенные им локации во всей полноте. Ничего такого на выставке нет. Советский космос — за редким исключением — отразился в работах лишь романтическим флёром и намеками на научную утопию, коей не суждено было сбыться. Все проекты по преимуществу камерные и аккуратно вписаны в ландшафт с надлежащей осторожностью и подчеркнутым уважением к нему.

Ирина Корина выступила с узнаваемыми и характерными объектами из бытовых материалов. Уменьшенная модель обсерватории расположилась напротив корпуса со столовой и конференц-залом. Внутри металлической башенки вращался елочный шарик с изображением созвездий и пакетик чая «Липтон». За чашкой чая в хорошую погоду, по словам автора, учёные нередко собираются здесь на веранде для обмена идеями. Небольшую цветастую «вселенную» Корина представила на стене одного из зданий поселка — издалека её легко было принять за деталь самого строения, кондиционер или почтовый ящик. Третий её объект, установленный в отделении почты, также остроумно мимикрирует под интерьер.

Светлане Шуваевой достался круглый павильон в общежитии. Запомнившаяся своей оригинальной графикой в галерее «Пересветов переулок», а также концептуальной живописью на некоммерческой программе Cosmoscow, художница выступила в неожиданном ключе, приблизившись к нонспектакулярному искусству. В округлом зале Шуваева сделала бутафорские объекты из бумаги, замаскированные под детали обстановки: дверь, пожарный щит, искусственный выключатель и детали фрамуги и даже «фейковый» айфон, которые «заряжался» от ненастоящей розетки. Машины, припаркованные на улице, «светили» в окна галереи своими одинаковыми номерами.

Фотограф Юрий Пальмин с характерным для него интересом к советскому архитектурному модернизму представил серию снимков самого городка в Архызе. Помещение бывшего магазина превратилось в подобие арт-галереи, экспонаты которой вступили в экспозиционный диалог с обшарпанной и неровной фактурой пространства. Анна Титова в помещении столярного цеха подвесила к потолку неоновое изображение бога ветра Эола. Намек на хрупкость эмпирического опыта, получаемого при помощи высокотехнологичных устройств, функционирование которых зависит от банальных погодных условий – легкий туман может парализовать работу астрономов на дни или недели.

Проект «Обсерватория» сложно воспринимать как целостный организм. Вошедшие в него работы рассеяны по трём локациями, которые, в силу их камерного формата, довлеют и поглощают их. Живопись Александры Паперно — изображения созвездий, «отменённых» Международным астрономическим союзом в 1922 году — целиковой инсталляцией выставлена в Среднем Зеленчукском храме и выглядит как самостоятельный проект художницы. А австрийские авторы, коим была отдана сама обсерватория, похоже, и вовсе смонтировали там отдельную минивыставку.

Эва Зайлер показала два артефакта, похожие на ископаемые объекты, чье назначение невозможно установить. Михаил Михайлов сделал проект на основе придуманной им М-теории о происхождении Вселенной, а Эва Энгельберт обратилась к несправедливо забытой фигуре Галины Балашовой, архитектору и дизайнеру, создательнице интерьеров космических кораблей, орбитальных станций СССР и космической символики. Энгельберт взяла графические разработки Балашовой и сделала текстильные вариации на их тему, уравновесив героизм космическое эпопеи — у которых далеко не всегда «женское лицо» — рутиной проектирования повседневности. Проект основывается на реальной истории конкретного персонажа, и среди представленного на выставке он кажется наиболее адекватным месту и времени.

Огромная неоновая надпись «Они ярче нас» Тима Ради, свисающая с пригнанного к обсерватории подъемного крана, как будто отражает «возвышенность» художников относительно будней и устремленность к романтическим высотам в пику исследованию местного контекста, истории и современности, коих авторы «Обсерватории» если и касаются, то непринужденно и легко, как «бытовые оммажи» Кориной или объекты Зайлер, напоминающие о сложном переплетении здешних культурных слоев. «Обсерватория» удивляет беспроблемностью своих горизонтов и невыносимой легкостью бытия, в которой отсутствует привязка к сколь либо значимым реалиям — истории и политике научного знания, основанная на идее прогресса утопия СССР, жизнь местного сообщества. Подобные темы в качестве намёков обширно рассыпаны по всему проекту на всей его протяженности, но продолжают оставаться зацепками. Интеллектуальным каркасом для новой «обсерватории» с иными сетями знания.

Добавить комментарий

Новости

+
+
09.05.18
03.05.18
23.04.18
06.04.18

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.