#Итоги года

Связанность вместо исхода умов

314        0        FB 0      VK 0

Наталья Тихонова, художница, кураторка и критикесса, реагируя на недавнее предложение редакции обратить внимание на эмиграцию как условие художественной жизни в России, оспаривает слепые места подобного рассуждения, а также могущие быть в нем повторенными стирания. Впервые высказанные в ее Телеграм канале, ее соображения предложены здесь в расширенной форме.

15.02.22    ТЕКСТ: 
Рисунок Максима «Хадада» Смольникова, 2021.

Рисунок Максима «Хадада» Смольникова, 2021.

Текст Егора Софронова и Марии Королевой о тренде на отъезд художников из России в 2021-м году вызвал у меня огромное количеств вопросов.

Вот самые очевидные из тех, которые хотелось бы задать:

—Почему подводка к тексту написана так, как будто любой отъезд из России происходит по политическим причинам?

—Почему авторы считают, что указанные художники не захотели рассказывать о деталях отъезда из-за соображений безопасности, а не просто потому что текст или издание им не близки?

—Как мне кажется, представленный список не отражает ни имена уехавших из-за политического преследования (например, Дарья Апахончич или Петр Верзилов), ни тех, кто уехал на учебу и проживает за границей.

—Зачем вообще нужен список без статистики, аналитики, описания процессов эмиграции? Это и не архив, и не анализ, и не фиксация имен для сохранения связи.

—Зачем включать в подборку имена с гражданствами других стран? Например, Тереза Мавика и Дарья Гетманова.

—Почему в список включили Максима Дрожжина, кто не идентифицирует себя как художника, при этом не включены другие уехавшие по политическим причинам, не работающие в сфере культуры активисты, журналисты и т. д.?

—Почему не упоминаются те, кто, наоборот, приехали жить в Россию?

Вообще мне совершенно непонятно, зачем смешивать такие разные категории переезда как студенчество, номадство, международная работа, любопытство, экономическую, политическую и вынужденную эмиграции? Не разделять политически преследуемых, беженцев, студентов и экспатов?

Более того, я считаю, что не видеть различие в причинах эмиграции и обобщать эти разные процессы — значит компрометировать институт политического беженства. Список, где в один ряд без особых пометок вносится и Вероника Никульшина, уехавшая из-за непрекращающихся административных арестов, и студентка, уехавшую учиться в зарубежный ВУЗ, в итоге не приводит к мысли, что студентка уехала из страны из-за политических несогласий. Из-за невозможности себя реализовать — что есть следствие политического режима. Вместо этого он уменьшает уровень ужаса, в котором живет Вероника. И в этом главная проблема его неточности.

Однако я бы хотела обратить внимание на другой менее очевидный идеологический момент, который я увидела в рассуждениях авторов и на котором хотела бы остановиться подробнее:

Дело в том, что логика, на которой выстроен текст, повторяет логику репрессивного механизма, которым пользуются авторитарные режимы для борьбы с несогласными: миф об отъезде из страны как об «интеллектуальном исходе» и «гражданском суициде».

Не секрет, что выдавливание из страны — популярный и действенный метод авторитарных режимов в борьбе с несогласными. Сам по себе отъезд бы не работал, не имея он эффекта «гражданского обнуления».

Если сильно упростить, то вот как сейчас работает такой процесс в информационных автократиях: «Мы не можем посадить в тюрьму или убить нежелательного для режима гражданина — это создаст большой резонанс, но мы можем заставить его уехать из страны, обнулив интеллектуальные заслуги и высказывания как того, кто сейчас не находится в стране» — таким образом нейтрализовав оппонента как политическую единицу.

Сейчас мы находимся в той исторической точке, когда эти механизмы еще работают частично — память о железном занавесе еще жива, привычка глобального информационного пространства еще не сформировалась. Стоит признать, что в сегодняшних реалиях привязка к территории уже не работает — культурный контекст не связан с физическим присутствием тела. Но государства, пытающиеся контролировать своих граждан — их тела и мысли — продолжают верить в нее, потому что только так пенитенциарная и репрессивная система может эффективно работать. Если с физической изоляцией ничего не сделать, то информационная, культурная продолжает работать лишь по инерции. На самом деле, никаких объективных причин с учетом сегодняшнего глобального информационного поля полагать, что, если ты не присутствуешь в стране — ты по умолчанию исключаешься из культурных, политических, интеллектуальных процессов, нет. Отправляясь на учебу, в отпуск или на работу в другую страну сегодня, ты не прощаешься на десятилетия с родственниками, а иногда, наоборот, ваше общение становится более интенсивным. То же самое и с присутствием в публичном поле — неужели кто-то может исключить другого из диалога или коммуникации только из-за того, что он не в городе физически? Механизмы, как сейчас работает коммуникация, распространение информации, формирование культурного контекста бесповоротно изменились, и теперь паспорт или пограничный пост между — не самый важный фактор в формировании общности.

Так зачем же подыгрывать репрессивной системе, множа мнимые барьеры? Сопротивляться пенитенциарной логике по изгнанию несогласных из России мы можем точно так же, как зеки сопротивляются пыткам — переписать символическое значение «наказания». Те, кто уезжает из страны — не исключенные и не вычеркнутые, они такие же участники внутрироссийского процесса — по праву языка, культурного контекста, общей истории, если, конечно, хотят этого. А если и нет — есть ли границы между общемировыми и российскими интеллектуальными процессами?

Рисунок Максима «Хадада» Смольникова, 2021.

Рисунок Максима «Хадада» Смольникова, 2021.

Постоянно всплывает разговор об изолированности культурного сообщества в России. Вот и на Венецианской биеннале представлена только одна художница из РФ. Но ведь мы же сами такими разговорами и создаем условия изоляции, укрепляя стену. Как же мы можем существовать в глобальном мире, если работа в международном проекте воспринимается как предательство родины, учеба в иностранном вузе как политический жест, отъезд на ПМЖ в другую страну — как диссидентство и гражданский суицид?

Да, государство может физически вынудить покинуть страну, но вот является ли такой отъезд политическим высказыванием или интеллектуальным исходом — должно оставаться волей художника. И никто не должен этот выбор навязывать, поддерживая стену своей же ограниченностью.

И последнее, считаю необходимым, говоря о теме политических преследований или политического давления на художников, всегда называть имена художниц и художников, кто в данный момент находится под следствием по политически мотивированным уголовным делам или отбывает срок.

Мария Алехина

Художница и активистка, участница группы Pussy Riot

Страница Марии Алехиной на сайте ПЦ Мемориал[*]Признан выполняющим функции иностранного агента в Российской Федерации.

Группа поддержки Марии и информация по делу в Инстаграме.

Павел Крисевич

Художник-акционист, заточен в СИЗО Бутырка в ожидании суда, где ему грозит до 7 лет за перформанс на Красной площади

Страница Крисевича на сайте ПЦ Мемориал[*]Признан выполняющим функции иностранного агента в Российской Федерации..

Группа поддержки Павла и информация по делу (https://t.me/freekrisevish).

Илья Першин

Студент академии художеств, приговорен на 3 года[*]Медиазона признана выполняющей функции иностранного агента в Российской Федерации. после январских протестов 2021 г. в Санкт-Петербурге

Страница Першина на сайте ПЦ Мемориал[*]Признан выполняющим функции иностранного агента в Российской Федерации..

У него нет отдельного чата поддержки, но узнать, как помочь Илье можно на сайте «Арестанты 212», где волонтеры помогают арестантам дворцового и московского дела, Арестанты дворцового дела (delo212.ru).

Хадад (Максим Смольников)

Художник-график и граффитист из Хабаровска, находится с мая 2021 г. под уголовным преследованием с обвинением в оправдании терроризма

Страница Хадада на сайте ПЦ Мемориал[*]Признан выполняющим функции иностранного агента в Российской Федерации..

Группа поддержки Максима и вся информация по делу (https://t.me/freexadad).

Юля Цветкова

Художница, режиссерка, активистка из Комсомольска-на-Амуре

Страница Юли на сайте ПЦ Мемориал[*]Признан выполняющим функции иностранного агента в Российской Федерации..

Группа поддержки Юли и вся информация по делу (https://t.me/wearejulia).

Иван Волков

Художник, под уголовным преследованием за установку снежной скульптуры на Марсовом поле.

Узнайте, как поддержать художника, в его социальных сетях: Фейсбук, Инстаграм.

Примечание:

* Признаны выполняющими функции иностранного агента в Российской Федерации.

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.