Праздник к нам приходит

120        0        FB 0      VK 0
13.09.13    ТЕКСТ: 

Фрагмент выставки Heavy Metall, Большое винохранилище

Фрагмент выставки Heavy Metall, Большое винохранилище

В прошлый четверг ЦСИ «Винзавод» открыл новый выставочный сезон — Ольга Данилкина делится наблюдениями.

Более десяти вернисажей, толпы зрителей, море водки от спонсора — после летнего затишья и весенних скандалов может показаться, что пациент скорее жив, и «Винзавод» — снова точка силы. На открывшихся выставках есть живопись, скульптура, инсталляция, видео, фотография, перформанс — сложно сказать, чего нет. То же и с поколениями художников: и молодые (Кирилл Макаров, Мария Агуреева, Марго Овчаренко, выставка краснодарских художников «Лес»), и активно-действующие (объединение «Вглаз», проект Heavy Metall, Сергей Зарва, Ринат Валигамси), и почивший мэтр (Владислав Мамышев-Монро). А еще — западная звезда (Эрвин Вурм). И все это — в рамках 5й Московской биеннале современного искусства (исключение, кажется, площадка «СТАРТ», выставки в галереях XL и «Проун»). Жить стало веселей! Веселье не обязано подчиняться логике, так и праздник биеннале захватил почти все наши улицы без видимых на то причин.

Этот «праздник» призван показать весь спектр сегодняшней ситуации в современном искусстве. Первый «залп» салюта образовал на горизонте несколько объемных шапок. Pechersky Gallery и галерея pop/off/art неожиданно стали иметь больше общего, чем букву p в названии. Проект художницы Марии Агуреевой в первой так же, как и фотографа Марго Овчаренко во второй, затрагивает вопросы гендера, феминизма и «мужского взгляда». Выставка Агуреевой превратила пространство в инсталляцию: единственным источником света в темном пространстве служили расположенные на потолке лампы с плафонами абстрактных форм из матового стекла нежных цветов. Изящное формотворчество можно и не опознать размышлением о мужском взгляде, если бы не название — «Эти самки, что портят нам бесконечное». По замыслу автора, эти формы — части тела женщины из классических произведений, которые выхватываются взглядом мужчины как объекты любования, но фактически до этого можно додуматься разве что по приятной цветовой гамме и текучей форме.

Фрагменты выставок «Эти самки, что портят нам бесконечное» Марии Агуреевой, Pechersky Gallery (1 — 3), Furious Like a Child Марго Овчаренко, галерея pop/off/art (4 — 8)

Напротив, Furious like a child Овчаренко высказывается прямо. Фотографии девушек и девочек, занимающихся художественной гимнастикой, занимают основное помещение. Две стены со снимками сопровождаются короткими цитатами самих героинь, предельно искренними и личными. За стенкой — видео с тренировок, где девушек то «ломают» в разные стороны, то они сами грациозно выполняют гимнастические пируэты. Центральная стена галереи заполнена фотографиями в форме иконостаса. Помимо этой отсылки к искусству Возрождения, на многих портретах девочки размещены в классических позах с одухотворенным выражением лица, а на открытии приглашенный хор исполнял церковные песнопения вышеупомянутой эпохи. Девушка как предмет любования считается прекрасной только имея красоту внешнюю или одухотворенность внутреннюю. Фотографии Марго мощным зарядом обнажают эту переходящую от одной эпохе к другой гендерную условность, обрекающую на подростковую «ломку», делающую девушку мученицей.

По соседству, в галерее «Риджина» в одном из углов потолка можно заметить еще одну фигуру «мученика»: украинский художник Сергей Зарва в проекте «Библиотека оптимизма» также превратил галерею в единое пространство, часть которого отгорожена от зрителя высоченными деревянными шкафами, за которыми висит муляж трупа, по форме напоминающего сюжеты петербургских некрореалистов. Шкафы советского образца 1970-х годов, в них — типичная домашняя утварь, которую все еще можно найти у своей бабушки, а рядом — аккуратно выстроенные вдоль стены опоры для полок, стекла, зеркала. «Очередной последователь Арсения Жиляева», — отметил мой знакомый. Использование советской мебели прочно закрепилось за Жиляевым, но вердикт этой выставке незвучно был вынесен позже, когда в галерею зашли чета Кабаковых (приехавшие по случаю открытия «Корабля толерантности» в Парке Горького), которые, как известно, вместе со своими коллегами по андерграунду раскрыли тему «смерти» человека в советском быту сполна еще пару десятков лет назад.

Фрагменты выставок «Библиотека оптимизма» Сергея Зарвы, галерея «Риджина» (1 — 4), «Снег» Рината Валигамси, галерея «11.12» (5), «2» Кирилла Макарова на площадке «СТАРТ» (6 — 8)

С приветами из прошлого работает и художник Ринат Валигамси, чья выставка «Снег» открылась в галерее «11.12». Он использует пожелтевшие советские фотографии, видоизменяет их, внося странные детали типа бликов на стекле в виде летающих тарелок, и создает из них живописные полотна. Все бы ничего, но эта живопись-обманка на выставке зачем-то дополнилась безыскусной деревянной скульптурой: два домика с треугольной крышей, один навален на другой.

На площадке «СТАРТ», открывшей новый сезон, наоборот, живопись ничем дополнять не стали — зрителя встречает чистое аскетичное пространство с холстами на стенах. Петербургский художник Кирилл Макаров обращается к традиционному медиуму и тщательно перебирает его конвенции: здесь и еле-узнаваемые полуабстрактные образы, и просвечивающий через краску карандашный набросок, и вовсе кусок незакрашенного холста или масштабное воспроизведение небольшой детали повседневного интерьера. Тут нет никакого праздника или развлечения — только последовательная вдумчивая работа.

На этом фоне — формальных поисков на «СТАРТе», гендерных эпопей и попыток реанимировать актуальность вечного советского прошлого в галереях и веселых сосисок от Эрвина Вурма в «Цехе Красного» — художники оставшихся трех коллективных выставок, кажется, перевоплощаются в супер-художников, которые выходят за пределы установленных границ теоретизированного, разложенного по полочкам мира искусства. Флагман этого движения — выставка Heavy Metall под кураторством Егора Кошелева (третий проект галереи «Риджина» после Зарвы и Вурма). Кошелев выбрал в качестве фокуса выставки не сложную концепцию из умных, оторванных от реальности, книжек, а музыкальные вкусы, понимаемые очень широко. Тяжелый металл — это не только музыка, но и стержень внутри человека, как описывает куратор. В выставке приняли участие на первый взгляд очень разные художники, но, как оказалось по факту, близкие по «тональности» — Иван Горшков, Илья Долгов, группа «ЕлиКука», Егор Кошелев, Влад Кульков, Владимир Логутов, Миша Most, Илья Романов, Валерий Чтак, Григорий Ющенко. В качестве медиума тут не только скульптуры из металла, хотя они есть, но живопись, инсталляция, не обошлось без перформанса на открытии. Красной линией по всей выставке проходит агрессивность и напряженность, внятно объясняющая, что художник в России — больше, чем художник, он неустанно борющийся за себя и свое искусство супер-герой.

Фрагменты выставки Heavy Metall, Бродильный цех

На выставке краснодарских художников «Лес» в «Культурном альянсе» мифологический тон задает кураторская концепция. Тут лес — предмет борьбы краснодарского населения с властями — предстает как неотъемлемый элемент сказок, метафора русского духа и проч. Но даже если концепция куратора это только концепция куратора, выставленные работы (здесь и вездесущая группировка «ЗИП», которую можно было и будет видеть на «Фабрике») все про борьбу и художник в этой ситуации — тоже неистово борется, находясь в самом эпицентре физической действительности.

Художники объединения «Вглаз» на выставке в Бродильном цехе уже скорее не супер-герои, а мистики-эзотерики. Кроме одного — Петра Быстрого, который исполнил перформанс «Музыкально-атлетический цирк», выступив в роли лесного богатыря, «качающегося» при помощи хэнд-мэйд тренажеров из «деревенских» подручных материалов. Пространство выставки, отгороженное от холла высоченной прозрачной стеной, будто само стало витриной музея, а внутри — ироничная аллея тайных знаков. Повсюду пирамиды — золоченая голова «Русского гения» Острецова, «Зиккурат» из золоченых «хлебов» Светланы Исаевой, парящие пирамиды — инопланетные корабли Ольги Кройтор из мордочек мультипликационных героев («Ситуация № 10», «Ситуация № 19»). Мухи — сакральный символ советского искусства (и снова «Здравствуйте!» Илье Кабакову) получили свой храм, возведенный Сергеем Кищенко («Парадигма паразитарность»). «Сковородка» Сергея Пахомова с трупами и чертями (кстати, снова напоминающими некрореалистов) — будто рассказы о страшных муках внеправедной жизни.

Фрагменты выставки краснодарских художников «Лес», пространство «Культурный альянс»

Перформанс тут был не один, и не только для открытия. Молодой художник Кристина Ятковская создает свое произведение прямо на стеклянной стенке, отгораживающей помещение от холла. Зритель может наблюдать за ней, находящейся за стеклом, предъявляющей себя зрителю в честном творческом процессе. Когда поверхность будет заполнена, ее уже не будет видно — любопытным образом поворачивается в этой ситуации работа Валеры Чтака в Heavy Metall, где он буквально забаррикадировал вход в свой отсек собственными работами, оставив только небольшие отверстия, в которых можно увидеть две фигуры и ящики, вызывающие ассоциацию с мастерской.

Перформанс Ятковской должен был длиться в течение всей выставки — каждый день по вечерам. Однако по просьба администрации ЦСИ «Винзавод» сначала событие сократили до четырех дней, потом — вовсе до одного, а недавно, со свойственной переменчивостью, было принято решение о двух днях. Логики в том, чем может помешать молодая художница с кистью и красками в будний вечер центральной культурной площадке, не видно (по крайней мере, со стороны). Так правда ли пациент скорее жив или придется отказаться от логики вовсе?..

Фрагменты выставки «Части целого» художественного объединения «Вглаз», Бродильный цех

Фото: Ольга Данилкина

Добавить комментарий

Новости

+
+
02.04.19
27.03.19
20.03.19
12.03.19
22.01.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.