#Художники на СТАРТе

Александр Зайцев: Живопись приема

100        3        FB 0      VK 0

О молодом самарском художнике и его дебютном проекте на площадке «Старт»

21.10.13    ТЕКСТ: 

1393622_592774927446318_1046824460_n

AroundArt.ru при поддержке ЦСИ ВИНЗАВОД и куратора Владимира Логутова продолжает цикл материалов о молодых художниках, чьи проекты были отобраны и показаны на площадке  проекта СТАРТ. В новом выпуске – Елена Ищенко рассказывает о самарском художнике Александре Зайцеве, продолжающем живописные традиции супрематистов и абстракционистов. 

Выставка «Случаи» в рамках проекта СТАРТ – уже третья персональная для Саши Зайцева, но первая – на московской сцене. Сказать, что она представляет собой какой-то итог его художественных поисков, нельзя. Скорее, это их очередной этап, связанный с новыми сюжетами и формами, но с одним, главным для Саши, медиумом – живописью, в которой чувствуется сильная связь с традициями авангарда и особенно супрематизма и абстракционизма.

Саше Зайцеву 27 лет. Он живет и работает в Самаре, где получил два высших образования – техническое (машиностроительный факультет СамГТУ) и художественное (факультет дизайна Самарского архитектурно–строительного университета). Он – один из постоянных художников «XI комнат», первого в Самаре независимого выставочного пространства, организованного Настей Альбокриновой и «вырастившего» многих самарских художников. Пространство существовало с 2008 по 2011 год, и за это время в «XI комнатах» прошли персональные выставки Светы Шуваевой, Сергея Баландина, Анатолия Гайдука. Некоторые из этих художников, например, Света Шуваева и Толя Гайдук, тоже учились на факультете дизайна в СГАСУ. Знание этой среды важно для понимания художественных поисков Саши Зайцева. Если сравнить его с другими художниками самарского круга, то обнаружится много перекличек: с Шуваевой – близость к авангарду, экспериментами супрематистов и живописной традиции, с Логутовым – тяга к превосходству приема, с Олегом Елагиным – работа с медиапространством.

Первая персональная выставка Саши Зайцева прошла в «XI комнатах» в 2010 году (для галереи это была 15-я выставка, поэтому первая выставка Саши получила условное название «№15»). 33 живописных работы – супрематическая азбука. Позже она была показана в Самарском литературно-мемораиальном комплексе им. Горького. Эта серия работ была посвящена диалогу с авангардом начала XX века. Из элементов, свойственных супрематистам, художник, играя, создавал стройные композиции. Азбука, получившаяся в итоге, имела двойной смысл – это была и настоящая азбука (на каждой картине изображен предмет, начинающийся на соответствующую букву) и азбука визуальная, составленная из базовых композиционных элементов. Эту работу можно назвать ученической, этаким упражнением, но выполнена она на «отлично». Ощущение преемственности, моментально считывающееся даже не очень подготовленным зрителем, как говорит Саша, было ему необходимо – как способ диалога и поиска собственного пути.

Супрематическая азбука, 2010. Дерево, акварель, тушь. Каждая работа 25х20см

Следующей становится серия работ, посвященная ошибкам и сбоям системы, выставлявшаяся под названием «Эффект Corel» (2011) в самарском культурном центре «Арт–пропаганда». В этих работах был использован прием, который Саша Зайцев развивает и сейчас, в рамках выставки «Случаи» на площадке проекта СТАРТ. На первый взгляд обе серии с их идеальной композицией напоминают об ASCII–графике. На самом деле, идеальная композиция придумана не человеком, а машиной. Каждая картина – это результат сбоя в работе компьютерной программы 3D моделирования AutoCAD, ошибка в системе. «Когда происходит ошибка в работе, изображение трансформируется, превращается в такую абстрактную композицию. Я просто делаю скриншот, сохраняю и воспроизвожу этот “сбой” на холсте, ничего к нему не добавляя», – рассказывает Саша. Раньше эти абстрактные композиции были домами, кубами и другими архитектурными формами. Ошибка становится важнее самого процесса 3D–моделирования, сбои в работе (не только компьютера, но и проектировщика) становятся искусством.

«Ошибку в работе я воспринимаю как сигнал от компьютера, как попытку коммуникации со стороны неживого объекта», – говорит Саша. Его «Случаи» – это процесс сотворчества компьютера и человека. В этом пограничном пространстве он находит новые сюжеты для своей живописи. А отвечая на вопрос, почему для их фиксации он выбрал именно живопись, Саша говорит, что это самое «живое» искусство, способное вывести «ошибку» из поля чистой механики, придать ей смысл и эстетическое измерение.

Еще одна серия работ, показанная в этом году на коллективной выставке «В преддверии рая» в ЦСИ «Сокол», посвящена городскому ландшафту. Это уже цветная живопись, в которой продолжается диалог с авангардистами, чувствуется связь с Родченко и Дзигой Вертовым (видимо, сказывается сама тематика городского пространства). Интерес к архитектуре у Саши также не случаен – все–таки за плечами учеба в архитектурном университете и работа в качестве 3D–моделировщика. В основе картин, условно объединенных в серию «Городской ландшафт», лежат те же геометрические фигуры, но взятые уже не из полотен супрематистов, а из городской среды. Это всевозможные решетчатые структуры, окна, лестницы, двери, которые Саша фотографирует, стуруктурирует на плоскости и создает из них живописную ритмичную композицию. Придавая ритм городским формам, Саша, по его словам, пытается «создать и осмыслить новую духовность окружающего пространства, которое меняет и воспитывает людей, постоянно с ними взаимодействуя». Сейчас (находясь в арт–резиденции в Штутгарте, городе–побратиме Самары) Саша работает над похожей серией, основанной уже не на самарских городских пейзажах, а на архитектуре египетских отелей, в которых причудливым образом смешались арабский стиль и новая западная архитектура торговых центров.

1395967_592771634113314_435523958_n

Случаи, 2012–2013. Холст, акрил, фломастер. Различный размер

В послужном списке Саши Зайцева также есть участие в нескольких групповых выставках в Самаре (одна из последних – «Течения. Самарский авангард 1960–2012 годов») и в Москве (помимо упомянутой «В преддверии рая», биеннале молодого искусства «Стой! Кто идет?» 2010 года). Саша также экспериментирует с городскими объектами (последний был сделан в рамках Ширяевской биеннале в этом году) и инсталляциями («Ванна», выставлявшая на различных выставках). Но основной формой все–таки остается живопись. Саша говорит, что его не трогают ни московский концептуализм, ни московский же акционизм, а среди любимых художников, кроме уже сто раз названных супрематистов, он упоминает Юрия Злотникова и Герхарда Рихтера. Возможно, секрет кроется в возрасте и отсутствии коллективной травмы под названием «Советский Союз», которую в своем творчестве исследовали и изживали концептуалисты. Возможно, в живописной традиции, которая как показала уже упомянутая выставка Владимира Логутова «Течения. Самарский авангард», здесь, в Самаре, не прерывалась, а наоборот была очень сильна – начиная от реалистической живописи (например, Валентина Пурыгина) до формалистских, абстрактных экспериментов (кураторов Ширяевской биеннале Романа и Нели Корожовых). «Я хочу продолжать живописную традицию. В искусстве меня больше всего интересует работа с композицией и с пространством на плоскости, – говорит Саша. Интересно, что сейчас его основной доход – это преподавание композиции. – Я не считаю, что картина умерла. Время диктует материал, так что живопись не может исчерпать себя. Все время появляется новый материал для исследования».

Городские ландшафты, 2012–2013. Холст, акрил. Каждая работа 55х55см

Серийность его работ объясняется тягой к определенному приему. И хотя Саша говорит, что главным для него является результат, то есть форма и композиция работы, задает их именно прием, который также ставит определенные границы невмешательства в материал – будь то компьютерная ошибка или городской ландшафт. Но результат приема не единичен, и разные его образцы не идентичны друг другу. Это порождает серийность и в то же время обнаруживает определенную художественную свободу. Кроме того, прием не означает ожидаемой, как кажется, предсказуемости или воспроизводимости работ. Во-первых, зависание компьютера повторить невозможно. Во-вторых, живопись делает каждое произведение уникальным и сглаживает строгую прямоту приема – благодаря своему «личному» характеру.

Кроме того, прием, особенно в рамках абстрактной живописи, становится силой, которая придает искусству коммуникативную энергию. Каждая из картин Саши отсылает к процессу своего создания, проблематизируя и этот процесс, и его результат. Так происходит и в серии «случайных», «ошибочных» работ, в которой ставится вопрос о взаимодействии художника, человека и машины, и в «Городских ландшафтах», где с помощью вполне артикулированного приема создается ощущение урбанистического пространства, и даже в «Супрематической азбуке», где прием отсылает к своей первооснове и к истории искусства.

В этой первичности приема Саша Зайцев сближается с другим самарским художником Владимиром Логутовым (кстати, куратором проекта СТАРТ), которую отмечает, например, Константин Зацепин в тексте «Современное искусство как прием». Но в отличие от Логутова, Саша не делает из приема загадки, требующей от зрителя упорного размышления. Он скорее эстетизирует его, пытаясь сделать акцент на идеальной композиции, которая получается в результате иногда совершенно случайных действий. Прием не становится самоцельным, он – лишь средство. А результат – это картина, это живопись.

Инсталляция «Конечности», галерея «XI комнат», Самара, 2008 (1–2); инсталляция «Ванна», проект «Чудеса безделья» в рамках биеннале молодого искусства «Стой! Кто идет?», ММСИ, Москва, 2010 (3)

Фотографии работ предоставлены Александром Зайцевым

Проект осуществлен при поддержке:

start_logo_rus-02

Добавить комментарий

  • константин:

    отличный текст, только на мою статью ссылка неправильная, она называлась «Современное искусство как прием», вот она:
    http://xz.gif.ru/numbers/75–76/zacepin-logutov/

  • editor:

    Константин, извините, ссылка у нас как раз верная, а вот название статьи я почему-то перепутала. Смещение произошло) Сейчас исправим.

  • […] Представитель постживописной абстракции, также экспериментирующий в жанрах графики, объекта, инсталляции. Наследуя визуальные коды супрематизма, автор обращается к «машинной» живописи, проблематике сбоя, автоматического производства образов, лингвистическим аспектам абстракции. Во многом его метод схож с работой Олега Елагина с той лишь разницей, что Зайцев предпочитает оставаться на территории живописи. Его привлекает балансирование между отчужденно-машинным методом генерирования образов и индивидуальным жестом художника. […]

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.