#Учеба и резиденции

Опыт: где учиться кураторству в России

94        2        FB 0      VK 0

Летняя кураторская школа фонда V-A-C и программа «Критика и кураторство в современном искусстве» института УНИК

18.03.14    ТЕКСТ: 
1

Мастер-класс RAQS Media Collective в рамках второй Летней кураторской школы

AroundArt продолжает цикл публикаций, посвященный арт-образованию в России и за рубежом. В новом выпуске коллекционер и куратор Иван Исаев рассказывает о своем опыте обучения в двух образовательных инициативах – Московской кураторской школе, открытой фондом «Виктория», и программе «Критика и кураторство в современном искусстве» при институте УНИК.

Дискуссионный вопрос, периодически возникающий в разговорах о кураторстве, – можно ли этому научить? Или же все институции и образовательные инициативы готовят полчища «маленьких монстров», как однажды отметил Пьер Луиджи Тацци?

В России до поры до времени этим никто не занимался, пока в 2012 году фонд «Виктория» не организовал первую московскую Летнюю кураторскую школу. Следующий год стал в какой-то степени прорывным: летняя школа прошла второй раз, сделав заявку на регулярность. Кроме того, первую в нашей стране целенаправленную программу по подготовке «критиков и кураторов в современном искусстве» запустил институт УНИК (если говорить точнее, пилотную версию программы УНИК запустил за год до этого, но в полузакрытом виде, – в основном ее посещали студенты старших курсов института). Мне довелось быть студентом обеих инициатив.

Это две совершенно разные программы. Летняя школа – это трехнедельный интенсив в июле, шесть дней в неделю с полной загрузкой. Программа УНИКа – трехсеместровый курс, включающий в себя базовые лекции по истории искусства, выставок и кураторства в ХХ веке, немного философских теорий и основы менеджмента.

Чтобы стать студентом Летней кураторской школы, необходимо послать стандартные CV и мотивационное письмо, а также эссе, в котором нужно свободно ответить на вопросы и представить описание гипотетического проекта, коррелирующего с темой школы. Темы меняются год от года: в 2012 году – «Делать выставки политически», в 2013-м – «This Is A Show, And The Show Is Many Things». Подавать заявки могут студенты из разных стран, но пока география зарубежных участников ограничивалась диапазоном от Восточной Европы (Украина, Румыния, Литва) до Центральной Азии (Казахстан, Киргизстан, Таджикистан). Фонд «Виктория» оплачивает студентам перелет и организует проживание недалеко от места проведения занятий.

Вдохновителем и куратором программы является Виктор Мизиано, точнее – он исполняет роль ее дирижера и сценариста, не только определяя тему и приглашая лекторов, но и продумывая драматургию и динамику, с которой заявленная тема раскрывается. Например, в прошлом году открывали программу своими лекциями Барт де Баре, автор хрестоматийной выставки 1994 года, собственно, давшей название этой школе, и Мэри Джейн Джейкоб, куратор, которая прославилась проектами, связанными с работой в городских пространствах и взаимодействием с местным коммьюнити. После семинаров мэтров были лекции одной из основательниц экспериментальной платформы Вессель Вивианы Кеккиа. От общения с действующими кураторами перешли к лекциям теоретиков – социолога Паскаля Гилена и автора монументальных (и монументально занудных) книг об истории выставок Брюса Альтшулера. Финальным компонентом стали занятия, посвященные примерам того, как влияет на кураторскую работу обращение к определенным практикам социальных взаимоотношений – гостеприимству (Ирина Аристархова) и взаимности (Эрик Хагоорт). Грубо говоря, от основных, уже классических примеров, раздвинувших привычные границы выставок, через обсуждение социального контекста, в котором существует современное искусство, студенты перешли к рассмотрению новых альтернативных способов производства искусства и формирующейся сейчас теоретической и философской базе.

11111

Выставка-упражнение студентов второй летней кураторской школы

Помимо открытых для посещения лекций, каждый день в школе проводятся закрытые воркшопы с приглашенным кураторским коллективом. В первом выпуске была группа WHW, во втором – Raqs Media Collective. Общение и совместная работа с подобными коллективами – опыт неоценимый. Пожалуй, именно воркшопы способствуют тому, чтобы очень разные студенты достаточно быстро стали сообществом. После дискуссий студентам дают задания: мы, например, два раза экспромтом делали выставки буквально из воздуха, используя бумагу, место занятий (музей) и собственную субъектность. Формально цель воркшопов – работа над полугипотетическими проектами, которые пока не реализуются на практике. Так, студенты первого выпуска подготовили лишь плакаты виртуальных проектов, на которых была информация о месте выставки и именах художников. Наш финальный проект представлял собой караван коммуникативных акций (перформативная экскурсия, театрализованная дискуссия, групповой тест, игра и чаепитие), прошедших в последний день школы в том же месте, где были занятия (музей революции на Красной Пресне). Но зрителями были студенты и преподаватели: несмотря на расклеенные по городу объявления, «с улицы» пришел лишь один человек – пожилая жительница района, мгновенно ставшая звездой вечера.

С другой стороны, широко интерпретируемая тема второй школы (This Is A Show, And The Show Is Many Things), а также харизматичность индийского кураторского коллектива позволили считать финальным проектом собственно его обсуждение и подготовку. В итоге получился проект (замкнувшийся, правда, на сообществе, его спродуцировавшем) о диалоге и коммуникации (о да, мы так и не смогли прийти к какой-либо целостности мнений!), а также о взаимодействии с местной средой, которая – подарив ему всего одного постороннего зрителя – наглядно показала, с какой неистовой готовностью способна воспринимать альтернативные формы идущего на контакт со зрителем искусства.

Программа школы – это обращение, прежде всего, к интернациональному контексту, причем с уникальной для России актуальностью и погруженностью. Слушая лекции лучших теоретиков, историков и кураторов мировой сцены, общаясь с ними, чувствуешь себя причастным к его формированию. Однако школа быстро заканчивается, оставляя искренние контакты с преподавателями и студентами (которые, как предполагается по замыслу организаторов, будут формировать уже внутрироссийский контекст).

111

Курс «Критика и кураторство в современном искусстве» (КиК) для УНИКа в 2011 году разработал Александр Евангели. В следующем году он вместе с Марией Чехонадских подверг курс некоторой модернизации, и в начале 2013 года программа КиК предстала уже на суд широкой публики. Интересно, что в рамках пилотного выпуска программы КиК прошел замечательный цикл лекций Мизиано, посвященный явлению кураторства в современном мире. Cама программа составлена достаточно полно, к преподаванию привлекли заметных профессионалов: помимо Евангели, свои курсы заявили уже упомянутый Виктор Мизиано, Константин Бохоров, Ирина Кулик, Андрей Ковалев, Андрей Паршиков и Мадина Тлостанова. Есть и приглашенные лекторы, выступающие раз или два, среди них – Елена Петровская, планируются визиты Кети Чухров, Стаса Шурипы и Давида Риффа. Теоретическая часть дополняется практической, ответственным за нее является Арсений Жиляев. Практика включает в себя совместное посещение выставок и их последующий разбор и анализ и походы в гости к различным институциям (ГЦСИ, ММАМ, «Винзавод», «Гараж», «Манеж») с целью ознакомления с их структурой, особенностями работы и ради неформальной беседы с непосредственными руководителями. Все это можно описать словосочетанием «социализация в арт-мире», и, пожалуй, это главный бонус программы КиК. Завершиться наше обучение должно было финальным выставочным проектом, как обещал институт, «на одной из центральных площадок Москвы» (ходили слухи то об одном из залов «Винзавода», то – о филиале Манежа «Рабочий и колхозница»). Необходимость готовить проект стала отличным поводом для знакомства с молодыми художниками и студентами ИПСИ, Школы Родченко, «Базы», Свободных Мастерских и МедиаАртЛаб; это – еще одно важное звено встраивания студентов УНИКа в арт-сообщество.

Реальность, правда, оказалась суровее обещаний: институциональный кризис, случившийся в УНИКе, не позволил институту выделить никакого бюджета в поддержку выставки, и единый гипотетический дипломный проект рассыпался на множество мелких осколков, которые мотивированные студенты будут делать летом и осенью на самых разных площадках. Тем не менее, надо отметить, что всяческую поддержку нам оказывает Арсений Жиляев, без которого вся эпопея с реальными выставками была бы в принципе неосуществима, и все благие намерения вновь оказались бы в пространстве гипотетического.

Одна из особенностей курса заключается в том, что УНИК позиционирует его возможным для дистанционного изучения. На курс записалось немало студентов из других городов, все лекции и даже походы на выставки записываются на камеры, транслируются онлайн и доступны в записи. Это, безусловно, удобно, и плюс ко всему создает редкую возможность доступа к знанию людям из регионов, хотя лично мне такое обучение кажется менее эффективным и, к тому же, практически лишенным возможности вышеупомянутой социализации.

Поступить в УНИК несложно. Достаточно заполнить заявку на сайте и оплатить первый семестр. Если в летнюю кураторскую школу поступило порядка 40% абитуриентов, то фейс-контроль в УНИК прошли все. Вместе с символической ценой в 15 тыс. рублей за семестр это привело к весьма существенному числу поступивших. Только очно на первых лекциях присутствовало около 50 человек (примерно столько же смотрели их онлайн). Мест в аудиториях не хватало, и ни о какой семинарской работе речи не шло. Излишнее гостеприимство логично привело к тому, что моими однокурсниками стали, в числе прочих, люди, слабо понимавшие, что такое современное искусство и зачем оно им нужно. Все это печально сказалось на глубине лекций, некоторые стали роптать, и произошло неизбежное – студенты начали расползаться. Сложилась ситуация естественного отбора, и к середине второго семестра в группе остались самые стойкие и приспособившиеся – то есть около десяти студентов. По слухам, всего на курсе осталось пятнадцать человек. Зато внезапно образовавшаяся камерность группы поспособствовала плодотворному общению и обсуждению.

11

Набирая следующий курс, УНИК решил бороться с избытком студентов не собеседованием, а практически трехкратным увеличением платы за обучение. Это наложилось на крупные юридические проблемы самого института, которые, как мне кажется, не дают ему возможности плодотворно заниматься направлением КиК. Второй набор начал свое обучение на полтора месяца позже заявленного, у нас второй семестр никак толком начаться не мог. Если в начале обучения, в первом семестре, у нас было около пяти пар в неделю, то во втором – лишь одна-две; в декабре их число драматически возросло до трех, но в марте занятия снова начали проходить нерегулярно и не системно.

Второй семестр не только начался с трудом, но и закончиться никак не в силах. Диалоги с организаторами, инициированные студентами, на словах привели к поддержке и признанию требований обоснованными, но на деле стройность и интенсивность учебного процесса не восстанавливаются. Неоднозначной с этической точки зрения мне показалась и попытка института поставить в расписание вместо живых лекций вышеупомянутый курс Мизиано, находящийся в сети в свободном доступе. Для второго набора такая же ситуация случилась с лекциями Ирины Кулик – их смотрят на youtube. Объясняться подобное может русской поговоркой «голь на выдумки хитра», однако же, мне кажется, следует расставить акценты и маркировать подобные открытые видео как «рекомендованная литература», не засчитывая их за полагающиеся по договору обучения академические часы.

И все же, если программа УНИК когда-нибудь запустится в таком виде, в каком она задумывалась, а не «как получается», то она станет первой в нашей стране базой для подготовки молодых кураторов практически «с нуля».

Напоследок я рискну предложить вариант ответа на поставленный в начале заметки вопрос. Кураторство – слишком комплексная, интердисциплинарная деятельность, чтобы в принципе существовал набор инструкций, как стать хорошим куратором и делать умные выставки. Это не ремесло, но практика мышления, видения и коммуникации. Основная польза от образования для куратора – это настройка своей внутренней оптики, ознакомление, узнавание и адаптация различных возможных подходов к репрезентации искусства и, конечно, нетворкинг, налаживание «контактной сети» с теоретиками, коллегами-кураторами, художниками – словом, со всеми людьми, с которыми куратору и предстоит в будущем вместе работать. Будем надеяться, что в будущем мест и институций, дающих подобные возможности, в Москве станет больше. Учитывая еще программу при «Свободных мастерских», хотя бы больше, чем три.

1111

Последний день в летней кураторской школе

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.