#Открытия недели

Открытия недели: 15 – 28 декаября

22        1        FB 0      VK 0

В очередном выпуске «Открытий недели» выставка в 15-летию Московского музея современного искусства, коллекция Михаила Алшибаи в ФК «Екатерина», рисунки Давида Тер-Оганьяна в Anna Nova, Анатолий Осмоловский в «Триумфе», «Большие надежды» в ЦВЗ «Манеж» и политические партитуры на СТАРТе. 

29.12.14    ТЕКСТ: 

В очередном выпуске «Открытий недели» выставка в 15-летию Московского музея современного искусства, коллекция Михаила Алшибаи в ФК «Екатерина», рисунки Давида Тер-Оганьяна в Anna Nova, Анатолий Осмоловский в «Триумфе», «Большие надежды» в ЦВЗ «Манеж» и политические партитуры на СТАРТе. 

«Музей с предсказаниями», MMOMA, Петровка, 25, до 15 марта

Московский музей современного искусства празднует 15-летие очередной большой выставкой, идея которой была придумана директором Василием Церетели и реализована кураторской группой ММСИ. Музей перетасовывает свою коллекцию уже в шестой раз, преследуя несколько важных целей, одна из которых — просветительская. Отсюда главный прием: пересказать заново историю искусств XX века, попытавшись встроить в нее и совсем молодых авторов, и артефакты прошлого (прошу обратить внимание на фотографию Ленина с котиком). Вся экспозиция напоминает если не поэму, то тетрадь со стихотворными упражнениями: видео Владимира Логутова перекликается с картиной Натальи Гончаровой, Арман — с Валерием Чтаком, работа из цикла «Внутреннее Дегунино» Павла Отдельнова — с «Богоматерью на фоне Москвы», а колодец Хаима Сокола, наполненный фотографиями, — с вавилонской башней. Но «Музей с предсказаниями» выполняет еще одну важную функцию, предъявляя зрителю процесс сложной кураторской работы. Выставка начинается с грандиозной публичной библиотеки (я всячески негодую от того, что работает она всего два дня в неделю), где все структурировано в терминах, способных описать современный мир, и заканчивается блоком открытого хранения. Структурные находки, рифмы и ритмы постепенно угасают, уступая место шпалерной развеске. — Е. И. 

«Хирургия: рождение, любовь, встречи, интересы, желания», из коллекции Михаила Алшибаи, ФК «Екатерина», до 15 февраля

Подробнее о коллекции Михаила Алшибая можно узнать из его интервью нашему сайту

Явление частной коллекции в первую очередь ассоциируется с субъективностью выбора, поэтому выставки под этим маркером  это чаще всего разговор именно о личном восприятии искусства. Дальше общее заканчивается, и начинаются различия, которые определяются глубиной. В коллекции кардиохирурга Михаила Алшибая можно найти «весь свет» так называемого «второго русского авангарда», а также направлений, которые были ему синхронны. Работы из этой коллекции на выставке скреплены собственными работами коллекционера  смыслообразующими для каждого зала. Часть этих работ  это документация операций: фотографии и видео, в которых ткани человеческого тела превращаются в пугающую абстракцию, другая часть его небольшая коллекция марок родного города Батум периода Британской оккупации. Поместить все это в экспозицию  ход невероятно смелый и искренний, Алшибая, кажется, вывернул себя наизнанку, создав таким образом высказывание невероятно личное. После осмотра становится ясно, что такой ход неизбежен. Выставка коллекции в данном случае  это не просто классифицированная документация приятных увлечений, а показ природы самого импульса к выбору того или иного предмета искусства. Этот импульс зарождается глубоко в многочисленных слоях воспоминаний, эмоциональных состояний и результатах их анализа. Выставка складывается в своего рода карту дрейфа между ними. И поразительно здесь то, что создав чрезмерно насыщенный личным контекст для чужих работ, Алшибае удалось сделать высказывание об универсальном. Неоднократно в своих интервью (а также в документальных видео в экспозиции), Алшибая определял главным в искусстве для себя то, что оно напоминает о смерти. Так выставка его коллекции напоминает нам о том, что произведение  это прежде всего предмет субъективных переживаний, которые бесконечно рождаются и умирают, сменяя друг друга. — О. Д.

Давид Тер-Оганьян,«Jhffddfhuddfgdfffy», Anna Nova, СПб, до 15 февраля

«Jhffddfhuddfgdfffy» – это первая персональная выставка московского художника в Санкт-Петербурге. Название – дань автоматическому письму дадаистов и сюрреалистическим машинам желания. Младший из гремучей семейки Тер-Оганянов вообще сплошная машина желания – давно прослыл как органик, который «пишет как дышит». К примеру, перед одной крупной выставкой Давид прямо в самолете набросал какие-то каракули и не моргнув глазом выдал их за свой вклад в экспозицию. Или в прошлом году мне довелось в течении 10 дней провести с художником в польском Вроцлаве в рамках фестиваля по обмену русско-польскими культурами, где Тер-Оганян каждый день учинял настоящие радикальные перформативы прямо в хостеле, на улице, в ресторанах и музеях, порой настолько авангардно преодолевая границы между искусством и жизнью, что оставалось только сокрушаться в недокументируемости подобного рода жестов. Данная выставка – скорее след всей этой неуловимой органики художника, попытка поспеть за его бесперебойной машиной желания, отпечатывающей разных подручных цифровых медиа вроде планшетов и мобильных телефонов образы богатого «эстетического бессознательного». Избежать сомнамбулического влипания во все это дело нам помогает разве что «радикальная популярная электронная музыка»  давнишняя саунд-инсталляция Тер-Оганяна, которой он в этот раз обрамил 4-х мониторный видео-ряд асинхронно сменяющих друг друга изображений – разнородного шизопотока наспех схваченной повседневности. Но режим тотальной инсталляции в дигитальном изводе Курта Швиттерса сам по себе не тотален. На 1-м этаже из него можно прекрасно выпасть, купившись на казалось бы банальное принуждение к интерактивности – символический набор уличного геррильяс в московском изводе – баллон красной краски, банка энергетика Red Devil, пачка сигарет и зажигалка, слепленные в единый арт-объект простым скотчем – при выносе из галерейного пространства теряют приставку арт и начинают работать как простые вещи сообразно своим функциям. Этот жест, обратный реди-мейду, и явился главной политической находкой художника, без заигрываний с левыми дискурсами и теориями. Органик, чего уж там.

PS: 26 декабря в Санкт-Петербурге вступил в силу закон о запрете продажи алкогольных энергетиков. Так что художник случайно (а как же еще если это Давид Тер-Оганян) точечным жестом попал в нерв времени. — Роман Осминкин

«Большие надежды», ЦВЗ «Манеж», до 25 января

Выставка «Большие надежды» хорошая тем, что легитимирует видеоарт не только в пространстве современного российского искусства, но и чуть шире, среди аудитории в 3000 зрителей, как высказался директор «Триумфа» Дмитрий Ханкин. Это, конечно, и его заслуга, и Ольги Шишко, но в большей степени Школы им. Родченко (там училось большинство представленных на выставке художников), которая научила производить видео. Возможно, поэтому на выставке не так много по-настоящему интересных и смелых работ (хотя и совсем плохих тоже нет), а больше упражнений и экспериментов, попыток раздвинуть с помощью видео реальность (Елена Коптяева, Алексей Таруц, Альберт Солдатов, Мария Сакирко) и увидеть в обыденности нечто необыкновенное. Радует, что у многих художников уже сложился свой узнаваемый почерк и круг разрабатываемых тем: Рома Мокров создает музей Крыма образца 2011 (яркие фотографии, за стеклом — «Массандра»), Коля Онищенко исследует индустриальные пейзажи, Софья Гаврилова — пейзажи умиротворяющие и несуществующие, Евгений Гранильщиков снимает невесомые ассоциативные фильмы о тревоге и поколении. Представленная на выставке работа Unfinished film еще не закончена и, возможно, никогда не будет закончена: Гранильщиков хотя и снимает постановочное кино, выходит напрямую к жизни с помощью категорий длительности и неизжитости. Среди тех, кто меня особенно порадовал, — Антонина Баевер и Алиса Таежная. У Баевер четкое и прямое видео «Социализм во сне», рассказывающее о несуществующей борьбе и апатии, у Таежной — реализованная метафора под названием «Точка входа», предлагающая зрителю пройти сквозь экран и оказаться за ним. Так что несмотря на мрачные разговоры об отсутствии арт-рынка и светлого будущего видеохудожников, и на то, что доминирующей для всей выставки оказывается тема тревоги, ее название — «Большие надежды» — себя оправдывает. Школьное искусство уходит на второй план, уступая место серьезным интересным работам. — Е. И. 

Анатолий Осмоловский,«Рас-членение», галерея «Триумф», до 18 января

В пространстве галереи «Триумф» до конца новогодних каникул открыта выставка Анатолия Осмоловского. На верху первого этажа на вздыбленных шестах высятся 9 бронзовых голов мертвых мужчин-революционеров, самых смелых (от Карла Маркса до Хо Ши Мина). Внизу второго – лежат части тел, тоже бронзовые, живых женщин, самых красивых (от Чичолины до Николь Кидман). Из этих же останков (их отлили в двух экземплярах), зашнурованных проволокой между собой, собрана целая «Украинка». Она висит на цепях так, что ступни ее расположены тем не менее под углом 90 градусов к голеням. То есть висит так, как должно висеть демонтируемому, еще недавно крепко стоявшему на ногах памятнику.

Вся эта рас-члененка Осмоловского, имея целью продолжение десакрализации богов и кумиров, кажется, возводит их на новый уровень идеализации: мужские головы и женские члены чудо как хороши! Но радоваться рано: Галатея Пигмалиона-Осмоловского оборачивается уродом-Франкенштейном (здесь имелась в виду критика социологических выкладок представлений о прекрасном), а посаженные на кол мужские головы борцов за всеобщее равенство становятся галерейным товаром, доступным немногим. — Анна Быкова 

U/N multitude, «Политические партитуры», ЦСИ «Винзавод», площадка СТАРТ, до 25 января

Вторая выставка под кураторством Ивана Исаева представляет дуэт u/n multitude, за которым скрываются студенты «Базы» Никита Спиридов и Софья Румянцева. Их ироничные фотографии недавно показывали на выставке «Вечно живой труп», сейчас они предстают в другом амплуа – авторов «политических партитур». Это явление для современного искусства относительно новое, но уходящее корнями в глубь истории. С одной стороны, предшественниками u/n multitude можно назвать почти всех выдающихся композиторов XX века (все-таки основой произведения является здесь именно музыка, партитура, да и сам Спиридонов по первому образованию композитор), с другой – перформансистов, поскольку не будучи исполненным перед аудиторией «политическая партитура» не состоится. В этом важная особенность любого перформативного и политического акта, о чем, кстати, писал Паоло Вирно в книге «Грамматика множества» (этот концепт стал названием для дуэта). В центре внимания авторов – отношения палачей и жертв, отсюда и сюжеты – всевозможные доносы (от царских распоряжений до приговора Сергею Магнитскому), несчастная и абсурдная смерть Антона Веберна, разгром Хрущевым выставки к 30-летию МОСХа, распорядок дня заключенных Дмитровлага. Три из четырех партитур были исполнены на различных событиях, одна – записана специально для выставки в Большом винохранилище. Последнее видео хоть и выглядит чище и более продумано визуально, уступает другим, исполненным перед зрителями, которые, возможно, хотели шоу, а увидели ироничные и жесткие «политические партитуры». — Е. И. 

Фотографии: Елена Ищенко, Ольга Данилкина, Кристина Романова («Триумф»)

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.