#Открытия недели

Открытия недели: 12 — 30 января

27        2        FB 0      VK 0

Первые выставки года — дебюты Леонида Ларионова и Александра Пичушкина, персоналки Александра Повзнера, Ростана Тавасиева, Дмитрия Гутова, Ивана Горшкова и Андрея Кузькина, армянское искусство и 10-летие «Фабрики».

02.02.15    ТЕКСТ: 

Первые выставки нового года  дебютные проекты Леонида Ларионова и Александра Пичушкина, персоналки Александра Повзнера, Ростана Тавасиева, Дмитрия Гутова, Андрея Кузькина и Ивана Горшкова, коллективный смотр армянского искусства и 10-летие ЦТИ «Фабрика».

Леонид Ларионов «Энергия выбора», галерея «Электрозавод», до 30 января

За относительно долгий период существования галереи «Электрозавод» это первая персональная выставка одного из организаторов и идеологов пространства Леонида Ларионова. Живопись и объекты, торговые моллы и условия сегодняшнего людского существования, серийность и пустота, вмещающая множество возможностей, — все это и многое другое на выставке Ларионова. — С. Г.

Александр Повзнер «Отчет о проделанной работе», галерея XL, до 21 февраля

«Этот художник борется за звание образцового» — хочется перефразировать название выставки коллег Повзнера, группировки «ЗИП». Проект Повзнера —  гладко срежиссированная и наводящая ужас антиутопия, в которой правит художник-машина (или «фабрика-повзнер», как пишет в статье В. Дьяконов), чьим ключевым навыком оказывается маниакальная упертость в холодном воспроизведении форм. Получается выставка достижений хозяйства некоего выпускника-краснодипломника института штамповки, для которого выставка как таковая — это способ спасения, зона нахождения компромисса с системой, которая вот-вот выкинет его на помойку, если дебет не сойдется с кредитом. Открывается она табличкой с часами работы, а на восьми стендах — результаты формальных упражнений, сдобренные вялыми цитатами из истории искусства (и самого Повзнера как уже части этой истории). Этот налаженный механизм производства искусства с заранее заданной системой отношений исключает возможности выбора и диалога, в ней искусство превращается в набор пустых знаков (а слова — в набор фигур), которые не способны ничего означать, но продолжают висеть в воздухе бесполезными звуками. Повзнер создает идеальную выставку, из которой удаляет (или максимально лишает прав) ее главного виновника (и виновника проблем всей инфраструктуры современного искусства) — художника. В этой абсурдной ситуации символом дерзкой попытки сломать систему неожиданно становится собственная единица измерения  монета-имени-себя в 1 povzner— О. Д.

Саша Пичушкин «Призрачное», галерея Osnova, до 22 февраля

Почти пустые холсты с однообразными случайными пятнами краски — иногда рельефной, иногда плоской. Или с не то акварельными, не то маркерными контурами ни к чему не отсылающих форм. Или густо замазанные несколькими слоями одного-двух тонов вместе с боковой частью подрамника так, что прямоугольник холста превращается в полноценный объект (не новость, но сделано с подкупающим изяществом, к тому же в качестве усиления вектора в экспозиции есть-таки один скульптурный образец). Система координат где-то между избыточно вещественным Ансельмом Кифером и прореженной «сигнальной системой» Юрия Злотникова. Дебютная выставка молодого художника Пичушкина удивляет последовательностью и сдержанностью выразительного языка. Здесь нет переизбытка приемов, которыми грешат с целью показать себя во всей красе, и в то же время — ни намека на небрежность. Эта живопись стремится быть предельно очищенной — это пространство отношений между краской и холстом, в которых будто и не было никаких тяжеловесных вековых конвенций. Здесь нет ничего лишнего, и эта умеренность пишет особый язык молчания в самом оптимистичном смысле. — О. Д.

Ростан Тавасиев «Жги!», Pechersky Gallery, до 17 февраля

Холсты, бумажные скульптуры, рублевые банкноты и несущая колонна пространства галереи охвачены имитацией пламени. Имитирует его художник материалом из своего постоянного арсенала  мягкой игрушки. Игрушечное пламя имитирует игрушечный пожар — художник игрушечно имитирует бунт против системы, фантазируя над тем, как бы родное-любимое искусство сгорело до тла вместе со всей системой. Иронизируя над любым подобным бунтом, Тавасиев при этом честно создает объекты, которые сгорят в два счета, развалятся, испортятся — из тех же игрушек, бумаги, картона. Но в то же время они, напротив, парадоксально обладают всеми необходимыми свойствами для выживания — эти объекты, несмотря на объем, по-человечески плоские и понятные, их может воспроизвести любой желающий. Тавасиев, успешно сев на «трубу» масскультурных мемов, стал сам их производить  и получился универсальный объект на определенный вкус, который не стыдно и в инстаграм выложить, и теще подарить. — О. Д.

«Преодолевая повседневность», СПб, галерея «Люда», до 5 февраля

Приглашённый куратор Ева Хачатрян собрала работы семи армянских художников (Мгер Азатян, Ваграм Агасян, Астгик Мелконян, Сона Абгарян, Самвел Ваноян, Тигран Хачатрян, Диана Акопян), которые анализируют городское пространство и представленную в нем фигуру человека, неподчинённого всеобщей рутине. Участники выставки преодолевают повседневность и создают несуществующий невидимый город, где нарушаются привычные устои. Выставка состоит из видеоработ и принтов, которые фиксируют места, объекты и ситуации внутри города, разворачивая их в новом ракурсе. Художники выступают в роли археологов, исследуя следы прошлого и места коллективной памяти. Индивидуализация человеком своего личного пространства и публичных мест неизбежно связывает частное и публичное и ставит под сомнение возможность абстрагироваться от общества. — Л. М.

Дмитрий Гутов «Вдали от пыли», галерея «Триумф», до 22 февраля 

Пару лет назад в ММСИ показывали ретроспективу Гутова. Под заголовком «Удивляться Нечему» расставили строительные леса. С одной стороны, подведение итогов, с другой — work in progress. С тех пор Дмитрий Гутов успел провести несколько персональных выставок, возведя два этих метода в абсолют  продуктивность и неудивление. На выставке «Вдали от пыли» они достигли апофеоза: несколько десятков минималистских рисунков (все сделаны в 2015-м), тушь на бумаге, бамбуковые заросли, мастерская, в каталоге мистический текст немецкого теолога Майстера Экхарта о нищите духом. И вроде все складывается в ироничное высказывание об эскапизме и в очередную штудию по отработке приема (в начале 2015-го Гутов обращается к каллиграфии), и хочется надеятся, что это просто шутка и ее можно будет забыть, но сквозь бамбуковые заросли, от артефактов мастерской сквозит какой-то серьезностью и претензией, а ч/б рисуночки в бамбуковых рамках уж больно напоминают декор для офиса или гостиной какого-нибудь любителя псевдоминимализма. — Е. И.

Иван Горшков «Хрустальные сапоги», СПб, Галерея Марины Гисич, до 14 марта

Горшков известен прежде всего своими металлическими скульптурами монструозного вида, которые он в разное время красил фломастерами, краской из баллончиков, смешивал с элементами из других материалов  дерева, тканей. В этот раз скульптуры из угрожающего металла внезапно обернулись хрупкой оболочкой  художник покрыл их примерно так, как покрывают эмалью керамику. Впервые же художник показывает работы уже непосредственно в керамике и дополняет скульптуры экспрессионистической живописью. Получается сказочный (в названии художник снов апеллирует к сказкам) лес, где изобразительный ряд перетекает из одного медиума в другой, скульптуры не то выпрыгивают из кратин, не то стремятся в них сбежать, но оборачиваются в «хрусталь». — О. Д.

«Нотация», ЦТИ «Фабрика», до 28 февраля

Центру творческих инудстрий «Фабрика» исполняется десять лет. Кураторами юбилейной выставки выступили директор центра Ася Филиппова и независимый куратор и критик Сергей Хачатуров. Среди участников немало тех, кто ранее принимал участие в других проектах «Фабрики» (и часто — куратора Хачатурова), но есть и совсем новые для этой институции имена. Состав художников невольно оказался своеобразным срезом нескольких поколений художников. И надо сказать, что несмотря на кураторские усилия гармоничной картинки из них не получилось, но, кажется, в этом и прелесть проекта. Обратившись к понятию нотации преимущественно в музыкальном смысле, кураторы предложили художникам поразмышлять о том, как звук переходит в изображение. Но ведь по сути нотация — это в широком смысле система условных обозначений, инструмент внутри конкретной оптики или структуры мышления. В результате получилась — умышленно или нет — панорама различных структур мышления внутри искусства, на удивляение укладывающихся в поколенческие рамки. — О. Д.

Андрей Кузькин «Привязанности», Воронеж, галерея «Х.Л.А.М.» – до 26 февраля

В Воронеже Андрей Кузькин пробыл две недели и сделал экспозицию «Привязанности» – размышления о том, как эти самые привязанности возникают у человека, очутившегося в новом месте. Художник провел в городе две недели, обошел промзоны, куда, по собственному признанию ноги сами понесли его, и нашел там объекты, которые связали его и жизнь вокруг. В результате получилось два ряда визуальных образов – фотографии и материальные объекты, найденные на улице: кусок смолы, бревно странной формы, – все те мелочи, за которые цепляется взгляд в незнакомом месте и которые в конечном счете становятся более «родными», чем растиражированные памятники и достопримечательности. В экспозицию вошли также рисунки этих объектов («Процесс рисования с натуры крайне материален — карандаши краски и ты сам, твоя рука, он формирует практически на физическом уровне связь между тобой и этим куском материи»). Этот абсолютно личностный процесс поиска точек соприкосновения с городом любой посетитель выставки легко может примерить на себя и поискать свои привязанности – к городу и к миру. – Софья Успенская

Фотографии: Ольга Данилкина, Елена Ищенко, Михаил Григорьев, Яков Кальменс (via facebook.com/MarinaGisichGallery), Дмитрий Мишин (via facebook.com/CCIFABRIKA), Евгений Ярцев

Добавить комментарий

Новости

+
+
21.06.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.