#Стрит-арт

To Ekaterinburg with love

86        1        FB 0      VK 0

Лейли Асланова о развитии стрит-арт сцены Екатеринбурга – от Старика Букашкина до галереи «Свитер»

12.02.15    ТЕКСТ: 

Лейли Асланова о развитии стрит-арт сцены Екатеринбурга – от Старика Букашкина до галереи «Свитер»

Виктор Фрукты (Пермь), городская интервенция в рамках выставки "Холод", 2014-2015 // Фото: галерея "Свитер"

Виктор Фрукты (Пермь), городская интервенция в рамках выставки «Холод», 2014–2015 // Фото: галерея «Свитер»

здесь климат своеобразный
разный народ и системы разные
и звуки и знаки на стенах
и странные надписи

из песни «Курара-Чибана»
екатеринбургской группы «Курара»

18 ноября 2014 года в социальной сети екатеринбургское агентство StreetArt опубликовало новый клип легендарной группы свердловского рока «Чайф» на песню 25-летней давности «Псы с городских окраин», смонтированный преимущественно из видеоматериалов фестиваля уличного искусства «Стенограффия». Слиянием двух разных культурных солитонов: рок-музыки и уличного искусства – проходит сообщение нам об общем норове, обусловленном самой столицей Урала, известного своей суровостью, где «по-другому не прожить, если не сбиваться в стаи».

Уличная стая из творческих единиц – Илья МозгиСлава ПТРКТимофей РадяUdmurt и другие – с твердой верой своего взгляда на жизнь: у кого-то черно-белого, у кого-то наоборот «палач и жертва взаимозаменяемы». Твердость эта наследственная.

В набившем оскомину вопросе «о том, что есть уличное искусство», я позволяю себе давать ответ, что это анархическое действие, с поправкой, которую приведу из текста «Всё, что я знаю об уличном искусстве» (2013) екатеринбургского художника, прошедшего школу «Артполитика» и называющий себя учеником Арсения Сергеева, Тимофея Ради: «Провокация – самый сложный жанр. Если она сделана хорошо – люди обсуждают смысл поступка, а не наглость художника».

Фото предоставлены автором

В годы перестройки в Екатеринбурге улицу как пространство творческой коммуникации стал сознавать художник Старик Букашкин (настоящее имя Евгений Малахин), который стал городской легендой. В 1992 году уже известный своими балаганными акциями панк-скоморох Букашкин, не получив должного признания после выставки в Союзе Художников, ушел в дворники. Организовав движение «Народные дворники России», Букашкин стал создавать росписи, которым сам он дал определение «миниментальные (“мини” и “ментал” в отличие от монументализма) толмаграффити (“толмач рисует” в отличие от попсовых аэрозольных граффити) или, если перевести на русский – маленькие задушевности». В потешной форме без лукавства он проповедовал за жизнь, радость, любовь к окружающему миру, азбуке и языку в своих лаконичных рисунках на поверхностях гаражей, мусорных контейнеров и бетонных заборов.

Бетонные заборы, ограждающие промышленные зоны Екатеринбурга и территории активной стройки, в 2003 году становятся стратегическими объектами для агентства по интеграции современного искусства в публичное пространство «Артполитика». Агентство в лице Наили Аллахвердиевой и Арсения Сергеева запускает паблик-арт фестиваль «Длинные истории», который будет ежегодно проходить в Екатеринбурге в течение 8 лет. Свою задачу Аллахвердиева и Сергеев видели в том, чтобы вывести художников из маргинальной галерейной среды на улицу как пространство актуальных социальных условий, тем самым популяризовать, демократизировать современное искусство, а также «формировать сознательное отношение к жизни» в городе.

«Длинные истории» – это проект интеллектуального подхода к взаимодействию художника с общественным местом. Каждый фестиваль агентство «Артполитика» вело в режиме «полного цикла» в ситуации малого бюджета, когда многие проекты авторов из других городов приходилось реализовывать по присланным эскизам самостоятельно с привлечением волонтеров, среди которых были тогда совсем юные, а ныне известные екатеринбургские художники.

Фото предоставлены автором

Кураторы фестиваля «Длинные истории» привлекали к участию художников из среды современного искусства, где уже на тот момент существовало понятие «контекст места», благодаря этому на заборах часто появлялись остроумные формальные и содержательные высказывания. К примеру, в 2004 году известный архитектор и художник Юрий Авакумов предложил на неровно размещенных секциях «лахмановского» забора с граненой фактурой на лицевой стороне прочертить по ватерпасу идеальную горизонтальную синюю линию.

Имея обыкновенные трудности в связи с проектами, требующими санкционирования, Аллахвердиева и Сергеев действовали без «поглаживания» администрации и ханженства. Прямое свидетельство этому – пикантный проект группы ART ERROR «Прикоснись к искусству» (2005), где каждый прохожий мог шлепнуть попку понравившейся девушки на изображении и оставить на нем свой красочный след.

За период активной деятельности «Артполитики» в Екатеринбурге были разработаны технологии по интеграции современного искусства в городскую среду: от истории с лентами заборов и фестивалей видеоарта OUTVIDEO на наружных светодиодных экранах (с 2004 по 2007) до монументальных проектов в парадигме art as public spaces («искусство как общественные места»).

Фото предоставлены кураторами фестиваля «Длинные Истории»

В парадигму art as public spaces укладывается «Памятник клавиатуре» Анатолия Вяткина, который представляет собой объемные бетонные клавиши, расположенные на склоне набережной реки Исеть. Несмотря на то, что «Артполитика» специализируется на паблик-арте, в случае с проектом Вяткина агентство действовало как интервент, установив памятник нелегально. Сейчас «Памятник клавиатуре» – достопримечательность Екатеринбурга, содержание которой взяло на себя местное IT–сообщество. В 2010 году, когда Наиля Аллахвердиева и Арсений Сергеев переедут в Пермь по приглашению Марата Гельмана к работе, они повторят опыт интервенции монументальной формы – бетонных букв «ВЛАСТЬ» Николая Ридного на площади перед зданием Законодательного собрания города Перми.

С июля 2010 года в Екатеринбурге проходит один из наиболее значимых российских фестивалей уличного искусства «Стенограффия», который проводит команда коммуникационного агентства StreetArt. «Стенограффия» – это искусство в правовом поле, на санкционированных, специально-подготовленных городских поверхностях.

Фото предоставлены организаторами фестиваля «Стенограффия»

Если агентство «Артполитика» работало с современными художниками, то фестиваль «Стенограффия» ориентирован на художников, со сформированным в России за нулевые самосознанием стрит-артиста. Однако, или в силу молодости явления отечественного стрит-арта, или в силу возможной стратегии кураторов фестиваля украсить город популярно, художники «Стеннограффии» редко занимаются концептуальной интерпретацией городского пространства и экспериментом, а гораздо чаще создают несложные в своей позитивности высказывания в декоративных формах – муралы на фасадах, граффити и рисунки на заборах, гаражах и электробудках.

Важно отметить, что социальные сети «Стенограффии» активны круглый год и ежедневно на страницах фестиваля появляются публикации просветительского характера об уличном искусстве, и с учетом широкого охвата аудитории можно ожидать качественного развития отечественной ситуации.

К фестивалю «Стенограффия» причастен один из акторов екатеринбургского уличного искусства и граффитчик Степан (Тропин) Айфо, который год назад совместно с Алиной (Рахматулиной) Айфо открыли галерею уличного искусства «Свитер». Она располагается в старинном особняке в центре Екатеринбурга. Двухуровневое большое пространство силами галеристов-кураторов мобильно и в случае необходимости изменяется под выставки.

Фото предоставлены автором

Галерея «Свитер» специализируется на работе со стрит-артистами или художниками с улицей в бэкграунде. В настоящее время она совмещает в себе функции культурного центра с междисциплинарной программой мастер-классов и творческими вечерами и художественной лаборотории, в которой артисты работают как в мастерской и в комфортных условиях экспериментируют с различными медиа, учатся создавать емкие высказывания. По мнению Алины и Степана Айфо, екатеринбургское стрит-арт-сообщество нуждается в альтернативной площадке для презентации и в локализованном инструменте по реализации работ (на сайте галереи уже открыт раздел продажи), так как существующие в Екатеринбурге ГЦСИ и коммерческая галерея URAL VISION, с которыми Айфо не исключают сотрудничества в будущем, имеют иную направленность. Есть и другая актуальная причина для возникновения закрытой площадки для уличных художников – это сильный холод (на Урале зима длится около 5 месяцев). Кстати, итоговая за 2014 год выставка в «Свитере» так и называется – «Холод» (ее можно посмотреть до 15 ферваля), в рамках которой случилась и городская интервенция пермского художника Виктора Фрукты, создавшего надписи на стенах в холодной технике – ледяные буквы.

Судить о результатах деятельности галереи «Свитер» пока очень рано, но закольцовывание истории искусства в городском пространстве в Екатеринбурге, которая начиналась с выводом художников из выставочного зала на улицу, наглядно.

Фото предоставлены галереей «Свитер» и Светланой Спириной

Инициатор-куратор фестиваля уличного искусства «Стенограффия» и директор агентства StreetArt в Екатеринбурге Евгений Фатеев недавно в своем видеоблоге высказал идею, что в чужой город влюбиться не просто, так как для гостя он не населен «мертвецами» о первом поцелуе на перекрестке или о том, как скрепят половицы в пятом доме в переулке Курьинский. Направляясь в некогда Свердловск, я томилась встречей с призраками режиссера Алексея Балабанова, поэта Бориса Рыжего, что писал стихи from Sverdlovsk with love и сложил в моем сознании сказки района Вторчермета, а также, по умолчанию, желанием проникнуться аурой самой мощной русскоязычной рок-волны. Но Екатеринбург кроме «мертвецов» явил мне свой пульс. Пульс города сегодня – это молодые художники.

Молодые художники Екатеринбурга – это все же не бешеные псы (какими, возможно, они себе и представляются), скорее они походят на готовых «стать в жизни значительным человеком» персонажей повести «До свидания, мальчики!» советского писателя Бориса Балтера, которые не дезориентированы в понятиях дружбы, любви, свободы и обращения с ними. Они как главный герой повести внутренним голосом звучат:

«Я любил наш город. (…) я любил его и знал его душу, потому что сам был частью этой души. (…) Ему обязан тем, что навсегда понял: нельзя быть человеком и оставаться равнодушным к судьбе страны, в которой родился и живешь, так же как нельзя безразлично относиться к любимой женщине и к тем, кто пулю, предназначенную тебе, перехватил своим сердцем».

Фото предоставлены автором

Добавить комментарий

Новости

+
+
26.09.17
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.