#Открытия недели

5–11 декабря

435        0        FB 0      VK 0

Авторы aroundart.org о впечатлениях прошедшей недели:

Персональная выставка

Петра Швецова

25.11.16–17.12.16
Anna Nova
Санкт-Петербург
435      FB 0   VK 0 

Текст: Лизавета МатвееваФото: предоставлены галереей Anna Nova

Персональный проект Петра Швецова представляет ретроспективу работ последних трёх лет — с момента предыдущей выставки в галерее Anna Nova в феврале 2014-го. Таким образом выставка подводит итог и начинает новый этап. Логически она делится на три серии: живописные работы, графические и графика, покрытая специально разработанным художником веществом, напоминающим рыжую слизь, которая преобразует графические листы с фактурные рельефы.

Живописная серия представляет собой экзотические пейзажи, в основном написанные в семейных поездках на Кубу, в Мексику и Вермонт. Малоформатная живопись отсылает к Золотому веку голландской живописи, но Швецов не цитирует его напрямую, а перерабатывает и трансформирует умиротворяющие пейзажи в мрачноватые, написанные как бы «одним махом» пейзажные зарисовки, где южная жизнерадостная природа показывает свою темную сторону. Этот контраст особенно усиливается фотообоями с пальмами и джунглями, на которых в несколько рядов развешаны картины.

В рельефной графике художник работает с образом корневищ, вероятно, тропических деревьев – черно-белые абстрактные переплетения зловеще поглощают зрительское внимание. Покрытая рыжеватой субстанцией, словно одним движением руки выплеснутой на бумагу, графика из формального изображения сама становится живым организмом, живой системой со свойственной ей неповторимостью.

Второй этаж галереи отдан масштабным графическим работам, создание каждой из которых заняло у художника несколько месяцев. Карандашные рисунки и рисунки тушью продолжают в себе узнаваемую линию, которую развивает художник, вне зависимости от того, работает он с живописью или графикой, – тревожность, тремор, мрачность изображенных сюжетов. Бурление и мерцание вод, переплетение корней – графика затягивает в свой монохромный водоворот и настолько погружает в себя, что с ней можно осваивать практику расширенного смотрения.

СЛОН

Мастерская Дмитрия Брусникина

Режиссер Андрей Стадников, художник Шифра Каждан, композитор Дмитрий Власик, хореограф Александр Андрияшкин

02.12.2016–4.12.2016
BEREG DISTRICT
Москва
435      FB 0   VK 0 

Текст: Лена КлабуковаФото: Глеб Кузнецов

В пространстве бывшего завода на Киевской прошло редкое представление «СЛОНа» студентов студии Дмитрия Брусникина. Темы, заявленные в стенгазете, которая встречает зрителя у входа, но которую мало кто успевает прочитать, – это (не)свобода, выбор и посттравматическое поведение. В беседе на сцене четыре автора обсуждают то, что у них получилось/ется, и ясно, что у авторов здесь столько же свободы, сколько у зрителей и актеров – это всё процесс, который ни в чем до конца не простроен, он болезненен, это поиск, процессуальная работа с актерами-студентами.

Спектакль официально разделен на 3 части: перемешанные отрывки из пьес, написанных в 30-е и поставленных по всему Союзу и в том числе в лагерях; звуко-хореографическая интермедия о рутине; почему-то забытая во всех предлагаемых описаниях стадная молчаливая прогулка по бывшему заводу и 3-я (4-я) – пастиш из смешанных отрывков из 5 фильмов, связанных либо с ситуацией посттравматического выбора («Мастер», «Конформист», «Горькая луна»), либо с уже принятым личным сложным, неочевидным выбором, по большому счету снимающим необходимость последующей свободы («Голод», «Бронсон»).

При том, что текста здесь избыточное количество, он зачастую неразборчив, используется как звук, как эмоция, как инструмент аффектирования, который производит или усиливает хаос. Ситуации бесконечно драматичны, все действующие лица активно страдают, мучаются выбором, сделанным или предстоящим, но зрителю не дается знать о чём — это не важно. Важно ощущение невозможности рационализации, для этого зрителя водят за нос, вынуждают терпеть затянутые ситуации, в которых все уже произошло, но они продолжаются и продолжаются, смотреть на других зрителей, смотреть в окно, видеть различие возможностей среди толпы себе подобных (во время второй части мне запретили двигаться, а другие свободно ходили; в каждой зрительской позиции во время всего спектакля возможно было воспринять только часть происходящего, отличную от того, что видят другие), позволять себе микровыбор – куда встать, куда повернуться, на какое из нескольких одновременно происходящих действий обратить внимание. В общем созданном хаосе проблематичность связи между первой частью и завершающей – отсутствием свободы и необходимостью быть с принятым кем-то решением против осложненного личного выбора – снимается. А будучи поставленной в привычном, повседневном даже для многих зрителей пространстве джентрифицированного завода в центре Москвы обходными путями попадает в точку, в том числе и в своей мучительности и затянутости.

Группировка ЗИП

«Чёрный рынок»

06.12.16–14.01.17
Галерея XL
Москва
435      FB 0   VK 0 

Текст: Мария СарычеваФото: Ольга Данилкина

Четвертый проект краснодарской группировки ЗИП в галерее XL представляет собой инвайромент под названием «Чёрный рынок». Формат даёт зрителю возможность выбирать маршруты и решать, участвовать ли ему в заготовленных для него вариантах взаимодействия, которыми известна группировка ЗИП, – телесное вовлечение при просмотре работы, коллективное действие или же инструкция, рассчитанная на индивидуальное выполнение. На первый взгляд экспозиция кажется хаотичной, особенно при сравнении с их предыдущим проектом в галерее XL, инсталляцией «Режим ожидания» (2015). Но при ближайшем рассмотрении угадывается центр экспозиции – объект, одновременно являющийся деревом, фонарём, опорной конструкцией для других частей выставки и центром коммуникаций, от которого исходит множество проводов.

Чем дальше я углублялась в экспозицию, тем сильнее было чувство, что выставка сделана по мотивам двора, где я выросла. Такой двор был у многих в постсоветском детстве – его картографию ты знаешь наизусть. Будки неизвестного назначения, заборы, удобные дырки для прохода, которые ты можешь найти с закрытыми глазами, гаражи, на которые можешь легко залезть. И точно также знаешь, где именно между этими гаражами старшие пацаны со второго подъезда прячут наркотики и мимо каких машин лучше не проходить в вечернее время. Группировка ЗИП, работающая с теми, кого принято называть «локальным сообществом» (например, в рамках недавнего проекта «Общий язык двора» в Нижнем Новгороде, задача которого состояла в создании общего алфавита или языка двора, объединившего бы жильцов), переводит эту схему отношений внутри двора на территорию современного искусства.

ЗИП использует для продажи своих работ на «Чёрном рынке» ту же самую инструкцию, что и пацаны со двора при продаже наркотиков: выбери товар, оставь деньги в «тайнике» (в случае ЗИПов – это коврик перед будкой, в которой находятся работы на продажу), посиди на лавочке, «сейчас тебе все вынесут». Единственное, что отличает художников от дворовых драгдилеров — это то, что схему продажи здесь приходится прописывать, в то время как во дворе все эти правила передаются из уст в уста, из поколения в поколения. Заимствуя механизмы чёрного рынка, художники осуществляют точно такой же акт «приближения» искусства, который они проделывали в рамках предыдущих проектов, только по отношению не к производству, а к распространению искусства. Покупая искусство без посредников галеристов и аукционистов, ты становишься участником скрытого коллективного опыта — опыта, о котором не принято говорить вслух. Кроме тех случаев, когда эта купля-продажа происходит всё-таки на относительно безопасной территории галереи и в ироничном ключе.

Вырастая из двора, начинаешь представлять чёрный рынок местом, где продают пулемёты, — как в американских боевиках. Но нет: чёрный рынок намного ближе, он был вокруг тебя, он сформировал тебя. «Чёрный рынок» группировки ЗИП весел и ироничен, но и страшен этой своей веселостью. В условиях, когда выставки открываются при поддержке государственного Фонда развития современного искусства, то современное искусство, которое остаётся вне ведомства этого фонда, рискует приобрести статус «нелегального». Так что, вполне вероятно, стоит запоминать инструкцию.

Сергей Братков

«Щуки-Штуки»

06.12.16–11.12.16
Vladey Space
Москва
435      FB 0   VK 0 

Текст: Юрий ЮркинФото: Сергей Братков

Как заявляет и художник и организаторы, «Щуки-штуки» — совершенно некоммерческая выставка, появившаяся в пространстве Vladey в качестве приятного исключения. Серию Сергея Браткова действительно сложно сравнить с предыдущими проектами аукциона. Наверное, главное отличие этой выставки от остальных — это наличие материала для анализа и полемики, а также динамика (появление оживших обнаженных «персонажей» работ художника на открытии), которая уложилась в хронометраж одной недели. «Щуки-Штуки» – это листы рисовой бумаги, небольшого формата, на которых распечатаны сцены бытовой эротики, скачанные из интернета. Дамы в разных позах показывают свою красоту на фоне расписных ковров и распустившегося антуриума. Сергей Братков высматривает в формобразующих элементах квартирной утвари основу для абстрактной живописи, подчеркивает их цветными фломастерами – таким образом он подтверждает свою теорию «коллажности» современного искусства. Здесь слышны отзвуки «скучания» по абстрактному экспрессионизму 1960-х и при этом колкая ирония над живописным медиа и его нелегкой судьбой в XX веке. Братков поднимается над фотографией и перформансом, создавая иллюзию эротической провокации, но при этом обращаясь к диалектической природе истории искусства, соединяя во своем проекте и догматизм и простительное баловство. Можно сколько угодно обвинять художника в анахронизме, несвежести высказывания, но в этом как раз и есть главное его преимущество – уметь держать вектор и постепенно, скрупулёзно разрабатывать собственную линию.

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.