#Открытия недели

17–30 апреля

409        1        FB 0      VK 16

Авторы aroundart.org о впечатлениях прошедшей недели:

«Опыты нечеловеческого гостеприимства».

Кураторы: Мария Крамар и Карен Саркисов

Проект фонда V-A-C в рамках программы музея «Карт-бланш»

12.04.17–07.06.17
Московский музей современного искусства на Гоголевском б-ре, 10
Москва
409      FB 0   VK 16 

Текст: Ольга ДерюгинаФото: Елена Ищенко

Отголоски вот уже несколько лет волнующей умы современных философов, социологов и культурологов акторно-сетевой теории вкупе с объектно-ориентированной онтологией и ингуманизмом наконец долетели и до залов Московского музея современного искусства. В качестве декорации для представления темы гостеприимства кураторы «Опытов» выбрали отель — как образцовое «не-место». Несмотря на утверждение Крамар и Саркисова о том, что «роли хозяев и гостей здесь не закреплены», хозяин ситуации считывается однозначно. Тотальность формы моментально заставляет записать в главные авторы архитектора (пусть это будет собирательный образ работников фонда V-A-C). Отель как основное место действия не только усугубляет вечную проблему музейного пространства как такового — белого куба, служащего деконтекстуализации, изъятия представленных работ из исторического и географического измерений — но и присовокупляет к ней еще одну: в созданной сценографии статус произведения искусства низводится до положения предмета в интерьере. В замкнутом контуре гостиничного пространства не может проявить себя в полную силу и собственно нечеловеческое: к сожалению, антропоцентризм здесь явно побеждает.

Учитывая логику объектно-ориентированной онтологии, хотелось бы представить опыт отказа от фигуры рассказчика или хотя бы размышление над проблемой перевода. Однако в данном случае вместо попытки уменьшить количество посредников и инструментов, стоящих между человеком и вещью или человеком и природой, мы видим выстраивание определенной иерархии отношений. На каждом шагу зрителя поджидает корпоративный голос институции, сопровождающий истории, рассказанные художниками. Мифология в номерах музея-отеля цветет пышным цветом: большинство авторов выбирают для себя амплуа сказителя. Основным вопросом оказывается онтологический — он же одновременно является вопросом о власти: ее тайный источник художники находят в НЛО, грибах или бактериях.

Немногим участникам выставки удается выйти за пределы сюжетов и языка научной фантастики. Сара Кульманн, хотя в определенном смысле и продолжает эту линию, создавая в своем видео C.A.R.R.I.E насыщенный сплав цитат из поп-науки (о физических характеристиках новых материалов) и поп-культуры (о проблемах коммуникации), однако не пытается говорить от чьего-либо лица. Вместо этого она предпочитает поставить в своем видео вопрос о возможности и условиях контакта и взаимного понимания между двумя акторами вне зависимости от их происхождения. Об устройстве искусственных систем задумываются Алексей Булдаков и Михаил Максимов. Булдаков предлагает иронично-поэтичный способ использования избытка тепла, полученного в ходе работы компьютера: радиатор в форме «бабочки» (аттрактор Лоренца) работает благодаря нагреванию процессора, опущенного в машинное масло. Максимов интересуется замкнутой производственной системой с философских позиций: в видео монотонное изготовление одинаковых деталей фрезерным станком в конце концов заканчивается их уничтожением; кинетическая инсталляция (пневмопочта) демонстрирует процесс циркуляции сообщения, помещенного в капсулу, по одной траектории, при этом капсула под воздействием гравитации никогда не совершает полный круг.

Егор Рогалев и Алексей Боголепов, а также Валя Фетисов — одни из немногих участников, которые развернули собственную сценографию вразрез общей гомогенности экспозиционного решения. Вортекс Рогалева / Боголепова пронзает белую кровать, сферы (дольдрум) и гномоны кажутся несоразмерными масштабам комнаты, а в целом инсталляция, созданная художниками, напоминает ребус, ключ к которому авторы не прилагают. Фетисов конструирует парадоксальное пространство, в котором проблематизирована граница между частным и публичным — одна из центральных тем, возникающих в связи с исследованием социального измерения виртуальной сети. В зале с красными бархатными шторами динамики воспроизводят аудиозаписи, которые пользователи отправляют на сервер проекта — анонимное сообщение становится общедоступным. За одной из штор — крохотное уединенное пространство, вызывающее ассоциации с исповедальней, — это место, где посетитель может «пообщаться» один-на-один с ботом, наделенным именем Диана. Автор размышляет о том, каким может быть интерфейс для потенциальной встречи с Искусственным Интеллектом.

Экспозиционная политика, избранная кураторами, выглядит несоответствующей заявленной теме; впрочем, ситуацию в некоторой степени спасает программа лекций, кинопоказов и музыкальных выступлений, подготовленная в рамках проекта.

«Грубё». Куратор Настя Франц

23.04.17–21.05.17
Молодёжный театр-студия «Галёрка»
Екатеринбург
409      FB 0   VK 16 

Текст: Анна ЛитовскихФото: Анна Матвеева, Андрей Сергеев, Настя Франц

Не помню, когда в последний раз в Екатеринбурге проходила выставка молодых современных художников, инициированная молодыми современными художниками. Из площадок, открытых к экспериментам, не скованных институциональными условностями, в городе остался только фонд «Культурный Транзит», но одна площадка не может тянуть на себе весь город.

Настя Франц занимается живописью и графикой, до этого она не курировала выставки. Воспользовавшись предложением «Галёрки» сделать «что-нибудь», она собрала вместе все, что важно для нее в этом городе, таким образом создав срез того, что происходит в Екатеринбурге, стоит выйти за пределы институций. А это — свободное и самобытное, уральское, развивающееся вдали и часто в отрыве от современных столичных процессов, искусство. Всех Настя заботливо представила зрителям перед выставкой — на каждого заводился листок с биографическим и творческим описанием.

Участники — ученики художественного училища им. Шадра — кооператив «Самобыт», Настя Прокофьева, преподаватель этого же училища Николай Моргунов, Маша Плаксина, бесплатно учащая всех желающих лепить из глины (в «Культурном Транзите»), уже состоявшаяся художница Катя Поединщикова, Ксения Маркелова и Владимир Маньяк, а также сама Настя Франц.

В последнее время я чувствовала в Екатеринбурге какой-то застой — все современные художники — уже немолодые, все места для современного искусства ограничиваются четырьмя-пятью площадками, все имена — одни и те же. Отлично уже то, что участники «Грубё» собрались, что они сделали выставку вместе, не дожидаясь финансирования, кураторов, выставочных залов. Теперь важно продолжать.

Юлия Абзалтдинова. The Big Game

27.04.17–09.05.17
Воронежский центр современного искусства
Воронеж
409      FB 0   VK 16 

Текст: Мария ЛаскинаФото: Софья Успенская

Фотопроект молодой московской художницы Юлии Абзалтдиновой посвящен Зимним Олимпийским играм в Сочи 2014 года. Выставка-итог фотопроекта будет показана в течение года в разных городах России, одной из первых площадок выступил ВЦСИ.

Драматургия выстроена хронологически. Первый зал — «Легенды» — рассказ о состоянии города и людей в преддверии Олимпийских игр. Мы видим прекрасную корову на фоне гор строительного мусора от олимпийских объектов; выселенных из своих домов жителей; собирательный образ строителя этих самых объектов — уже немолодой мужчина с хитрыми глазами и синяком. Второй зал — «Паспорт болельщика» — время проведения Олимпиады. Здесь показан образ «русских болельщиков», приветствующих новую-старую имперскую идеологию под видом Игр. Последний зал — «Заповедник» — проекция происходящего через 2 года после Олимпиады, где вступают в противоборство природа, постепенно «завоёвывающая» олимпийские объекты, восстанавливающая испорченное людьми, и те из строений, которые представляют серьезный коммерческий интерес.

Проект поднимает такое количество тем, что становится не по себе. Он про жителей города, его экосистему и внешний вид. Про то, что Зимние Олимпийские игры 2014 года — репетиция тех ура-патриотических настроений, которые теперь с напором насаждаются по всей стране. Здесь также и критический взгляд на методы переселения людей со своих мест из-за строительства. И, наверное, бесконечное количество чего-то ещё, поскольку за 6 лет создания и проживания проекта, а также через критику педагогов из Школы Родченко, мне видится вполне естественным нарастание смысловых слоёв.

Отстраняясь от всего вышеперечисленного, я снова захожу на выставку и понимаю, что визуально она имеет ряд существенных недоработок. Две самые очевидные проблемы — недостаток критической позиции и лавирование художницы между документальной фотографией и ей же как медиумом в современном искусстве. Первая проблема связана с опасениями по поводу реакции зрителя на особенно критические фото, в чём-то обоснованная, в чём-то надуманная. Те остатки огромного проекта, которые показаны на выставке, освещают лишь некоторые из заявленных проблем, отражая их не полностью или делая коды нечитаемыми без объяснений самой художницы. Вторая проблема — более технического характера — связана с тем, что в постановочных кадрах видна совершенно очевидная театральность, в эстетских — эстетство, и свою однозначную критическую позицию ставит лишь природа как оппозиция сделанному людьми. Такое разнообразие провоцирует в голове некоторый сумбур, выставка показывает свою не-универсальность, поскольку каждый из аспектов — театральность, эстетство и критика — не раскрыт до конца и болезненно противостоит другому, хотя, конечно, потенциал к их совмещению присутствует. Как итог — противопоставление проекта и выставки. В погоне за удобоваримостью экспозиции для широкой публики проект возвращается к элитарности искусства, так как критические отсылки видны лишь просвещённому зрителю, оставляя иных за гранью важных, но неприятных дискурсов.

Добавить комментарий

*

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.