#Открытия недели

Открытия недели: 30 июня — 1 июля

52        2        FB 0      VK 0

Manifesta 10, аудерграундный Петербург, провинциальный «Адидас», барочная Москва и другие выставки

Manifesta 10, аудерграундный Петербург, провинциальный «Адидас» и барочная Москва в новом выпуске «Открытий недели».

Manifesta 10, СПб, Государственный Эрмитаж и Главный штаб, до 31 октября

В Санкт-Петербурге по приглашению ГосЭрмитажа открылась 10-я юбилейная Манифеста. «Манифеста без манифеста», – так радикально переосмысляет выставочный фестиваль современного искусства его нынешний куратор Каспар Кениг и… едет в музей. Работы пятидесяти трех художников (среди русских участников – половина мертвы) расположились в Главном штабе и Зимнем дворце Эрмитажа: в штабе сделали нормальный музей совриска, во дворце устроили зарницу для зрителей – необходимо найти инсталляции современных художников в исторических залах – среди каминов и гобеленов – по карте, в которой не указаны номера залов. Отличный шанс посмотреть, наконец, весь музей за один раз. — Анна Быкова

Параллельная программа Manifesta 10, СПб, Первый Кадетский корпус, до 31 октября

Экспозиция в Первом Кадетском корпусе

В Первом кадетском корпусе впервые, но удачно приспособленном под экспонирование современного искусства, на прошлой неделе открылся сразу десяток выставок старых, зато проверенных работ. Начинается экспозиция с выставки Наташи Тамручи «Что мы слышим, когда смотрим» с узнаваемыми работами группы МишМаш, Вадима Захарова, Ольги Кройтор, Дмитрия Гутова и других. В десятке комнат-инсталляций расположились лучшие из «стартовчан»: Аслан Гайсумов, Ксения Сорокина, Павел Арсеньев, Игорь Самолет, Кирилл Макаров. Многие представили уже виденные проекты (например, Ваня Новиков «расширенную» до растений живопись, Татьяна Ахметгалиева — фирменные вышивки), другие порадовали новыми интересными проектами (привезенные Асланом Гайсумовым из Чечни железные ворота с символикой Олимпиады-80, со следами выстрелов с обеих сторон, сквозь которые бьет свет, одвременно отсылают к темам войны и закрытости семьи). Интересно рифмуются между собой и персональный проекты, особенно огромная инсталляция Ивана Плюща «Прохождение» и видео Полины Канис «Парадный портрет». Также стоит отметить выставки «Двенадцать задумывающихся фотографов» (куратор Владислав Ефимов, участники — 12 выпускников и студентов Школы фотографии и мультимедиа им. Родченко рефлексируют на тему выбранного ими медиума и окружающего мира) и суггестивно-религиозную инсталляцию Андрея Свибовича, Александра Лециуса и Максима Свищева «За окном», сделанную под кураторством Екатерины Андреевой. Из явных минусов Кадетского корпуса — повышенное количество современного искусства на квадратный метр (а их здесь ох как много), так что успеваешь устать не добравшись и до середины. Стоит отметить и его утилитарное использование: вскоре эти квадратные метры отремонтируют, и современному искусству здесь места не останется. — Елена Ищенко 

«Искусственная жизнь», СПб, галерея «Мольберт», до 28 июля

Московская «Галерея 21» и бухарестская галерея «Насуи коллекшн энд гэллери» открыли в рамках параллельной программы Манифесты выставку в галерее с оригинальным названием «Мольберт». Выставка «Искусственная жизнь» посвящена биологическим и антропологическим мутациям – художники представляют лазерную гравировку на айпадах и закодированную в 1–0 библию (Иван Егельский), соски на пятках и труп без головы (Богдан Раца), бюсты людей со стеклянной душой на лице (Феликс Дяк) и другие «искусственные артефакты». — Анна Быкова

«Не музей. *Лаборатория эстетических подозрений», СПб, Арт-центр «Новая индустрия», до 31 октября

Проект «Не музей. *Лаборатория эстетических подозрений» в параллельной программе «Манифесты» представляет московский десант в питерском арт-пространстве «Новая индустрия». Куратору из Самары Владимиру Логутову удается вывернуть современное молодое и не очень искусство в удивительно оптимистический мессидж: он показывает «всё, что может изменить окружающую нас действительность, развить новые эстетические качества и создать позитивный сценарий будущего». Персонажи сценария: «Обнаженная» Давида Тер-Оганьяна (туфли-платье-трусы-лифчик на полу), тряпочный паук Ильи Гришаева, нарисованная на стене молоденькая смотрительница-волонтерша Алексея Каллимы и другие. — Анна Быкова

«Башня», База «Север-7», СПб, Никольский переулок 7, до 20 сентября

База «Север-7», «Башня» Ильи Гришаева

«У всех открытие, а у нас начало: понедельник, два часа дня», — говорит один из участников объединения «Север-7» художник Илья Гришаев (среди других — Нестор Энгельке, Ася Маракулина, Петр Дьяков, Александр Цикаришвили и др.). Понять, как этот андерграундный, несущий в себе дух питерского нонкоформизма проект, затесался в параллельную программу «Манифесты», достаточно сложно. Но и на этот счет у «северян» есть своя забавная история, которую, надеемся, мы как-нибудь расскажем. Их проект «Башня» — не выставка вовсе, а долгая перформативная акция, которая продлится до 20 сентября. Каждый из членов объединения на 30 кв. м. базы «Север-7» будет строить собственную башню, искать общий язык с коллегами и пытаться не потерять интерес к собственному проекту на протяжении почти трех месяцев. Пока видна лишь одна башня — черная и матерчатая Ильи Гришаева. Посмотреть как будут «строится» другие можно каждый будний день с 15.00. — Елена Ищенко 

«Русский Адидас», Игорь Старков и Дарья Андреева, ММОМА, до 24 августа

Это вторая большая выставка четы Старков-Андреева в пространстве современного искусства. И если в первой — «Новая волна» в галерее «Триумф» — они исследовали перифирийные столичные пространства бывшего Чиркизовского рынка, то в этот раз уехали в глубокую провинцию, северный город Невель, где находится завод фирмы «Адидас». И если бы просто «Адидас», но художники в этот раз взялись за скользкую тему современной национальной идентичности. По-прежнему в экспозиции фотографии Старкова, видео Андреевой и объект, в этот раз всего один — жестяной двуглавый орел с выдавленным лого Adidas, пожалуй, единственный откровенно ироничный на всей ваставке. На этот раз к ним не придирешься: вроде и социалка, а без трэша, вроде стеб про национальные три полоски, но взятая художниками интонация такова, что однозначной симпатии или антипатии с их стороны по отношению к героям считать невозможно. Старков эстетски заигрывает с классическими образцами искусства, создавая великолепную картинку — чего только стоит главный герой, снятый будто с соц-реслистских полотен (а если уходить глубже — античных статуй). Андреева делает вид, что не умеет работать с видео, уподобляясь роликам на ютюб, при этом создавая щемящую сентиментальную атмосферу вокруг них — местные пацаны в трениках бодро гуляют по осенней грязи под местный рэп. Искусно балансируя между двумя крайностями, художники, кажется, пытаются предложить совсем другой тон разговора о реальности, в которой мы живем. — Ольга Данилкина 

«Мерцающий», Юлия Застава, ММОМА, до 24 августа

От любопытной аккуратной живописи из давнего проекта Юлии Заставы «Папа раздевается» в галерее Paperworks здесь не осталось практически ничего. Нет, живопись есть, но в минимальном количестве, а основное пространство выставки занимают объекты, видео, коллажи и ассамбляжи, будто перемешанные из того, что делает целый ряд местных художников. Эдакая смесь Евгения Антуфьева с его любовью к пастельно-неоновым тонам, зеркальным поверхностям и маскам антропоморфных чудовищ, Протея Темена с магической масонской геометрией и Ростана Тавасиева с мягкими игрушками. Назвать этот жест иронией на местную сцену язык не поворачивается, но и найти оправдания неуклюжей попытке сместить интерес с живописи в сторону объекта совершенно не получается. От самой Заставы осталась живопись, загнанная в угол. В воздухе звенит вопрос «Зачем?!»— Ольга Данилкина

«Полупроводники», Stella Art Foundation, до 15 августа

Выставка в рамках параллельной программы Биеннале молодого искусства объединила работы трех молодых авторов — Кирилла Савченкова, Полины Канис и Алисы Йоффе. Куратором выставки выступил молодой же художник Алексей Корси. Название и текст к выставке здесь не говорят ни о чем и, кажется, созданы для формальности. Кураторская функция здесь реализовалась скорее в работе с пространством: инсталляция Йоффе из стульев, стоящих ровно напротив живописных холстов, идеально вписана в проходной коридор между залами. Вторая ее работа — многометровый холст с одним только живописным элементом — располагается в самом последнем зале, как раз после инсталляции, и утоплена в белые стены, отчего возникает интенсивное напряжение между зрителем и произведением. Открывается же выставка инсталляцией Савченкова. Она снабжена аудиогидом, в котором зритель может познакомиться с историей личных переживаний художника, связанных с теми местами, о каких идет речь в представленных объектах. Центр выставки — это новое видео Канис с символичным названием «Праздник», в котором мужчины танцуют парами в полной тишине, нарушаемой мерным стуком каблуков. Все работы так или иначе втягивают зрителя в тесное взаимодействие с чужим личным пространством, ставя под вопрос границы личного и публичного вообще, и в искусстве — в частности. — Ольга Данилкина

«Крошечный подлинный кусок повседневной жизни говорит больше, чем живопись», Екатерина Лазарева, Парк искусств «Музеон», до 20 июля

Выставка Екатерины Лазаревой, художницы и куратора, выпускницы Московской школы фотографии и мультимедиа им. А. Родченко проходит в очень людном месте — на набережной рядом с ЦДХ, между церетелиевским Петром и капковским Парком Горького, сбоку от велодорожек и среди расслабленных, прогуливающихся горожан. Страницы из записных книжек примерно за 4 года сфотографированы-отсканированы и помещены на стенды. Вольные и невольные зрители видят личную жизнь художницы, вернее множество разрозненных ее фрагментов: памятка о выставках, которые нужно посетить в Берлине; ряды имен критиков и журналистов с плюсами и минусами; список приглашенных на день рождение Лазаревой и т.д. Это одновременно подмигивание друзьям и коллегам, которые могут обнаружить свои имена — и не раз! — и абсолютно эзотерическое для не вовлеченной в «тусовку» аудитории. Одновременно документация художественного процесса и не разрывная с ним личная история, а также социокультурный эксперимент. — Сергей Гуськов

«Москва. Барокко. 2014», Новокузнецкая, 40, до 17 июля

Первый большой кураторский опыт видеохудожника Антонины Баевер оказался удачным. В основе выставки — произведения молодых московских художников, в которых Баевер разглядела приметы барокко — не только и не столько определенного периода в европейском искусстве, сколько присущих этому стилю и актуальных до сих пор признаков, давно оторванных от определенной эпохи. В серии фотографий Никиты Шохова — совмещение трагической реальности (крестный ход) и нелепых курьезов (зонт с Бэтменом), в работах Анастасии Потемкиной — контрастность детского (невинного) тела и тюремных татуировок. В видео самой Баевер нижегородские проститутки изображают нимф, у группы Recycle золотое, богатое полотно, изображающее некую античную сцену, сделано из подручного мусора, а парадный карниз Иры Кориной — из шарфов футбольных фанатов. Что тут еще скажешь — Москва, барокко, 2014. — Елена Ищенко

Фото: Анна Быкова, Ольга Данилкина, Елена Ищенко, Валерий Леденев

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.03.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.