#Открытия недели

Открытия недели: 9 – 22 ноября

69        3        FB 0      VK 0

Коллективный проект о телесности в Центре «Красный», современное искусство Дагестана в галерее «Люда», ретроспектива Юрия Злотникова, персональные выставки Аси Маракулиной, Леонида Цхэ, Светы Шуваевой. 

Коллективный проект о телесности в ее гендерном аспекте в Центре «Красный», современное искусство Дагестана в галерее «Люда», ретроспектива Юрия Злотникова в Галерее искусств Зураба Церетелли, персональные выставки Аси Маракулиной, Леонида Цхэ, Павла Отдельнова, Светы Шуваевой и другие события двух прошедших недель. 

«Тело». Москва, Центр «Красный», 11–23 ноября

Коллективная выставка под кураторством Ильмиры Болотян при организационной поддержке Марины Винник и Микаэлы посвящена телесности в ее гендерном и, следовательно, политическом аспекте. Телесности, которая становится предметом общественного контроля, объектом регуляции и запретов и моделируется в соответствии с системой предписаний и нормативами «мужского» и «женского». Смысл выставки «Тело» не только в самом высказывании, которое имеет социальное и художественное измерение, но в эксплицировании условий, в которых высказывание кристаллизуется, и социальных вызовов, на которые отвечают художницы и художники. Вопрос гендерной идентичности тесно связан с проблемой голоса, которого могут быть лишены и который стремятся обрести те, чья позиция оттеснена на периферию господствующего порядка, основанного на системе гендера. Выставка тем самым дает повод поразмышлять не только о том, что было на ней сказано, но и том, что не прозвучало, осталось за бортом и не было вынесено не поверхность. И это обстоятельство – не недостаток, просчет или «слабое звено», но повод для переосмысления структуры формирующегося дискурса, чтобы, следуя заветам Джудит Батлер, всегда оставаться critically queer. – Валерий Леденёв

Ася Маракулина «Ткани-ножницы-бумага». Санкт-Петербург, «Интимное место», 13–22 ноября

Рисунки, мультипликационное видео, ткани – коллаж, основанный на детских воспоминаниях художницы об игре с прорезанием дыр в новой футболке и о бабушкином платье в горох. Ася опоясала комнату линией рисунков, которые также стали основой мультипликации, ткань с прорезями превратилась в экран для проекции, рисунки-карты рассыпались-разбежались по стенам, засохшие цветы в вазах выглядели словно часть инсталляции. Произведения искусства, основанные на жизни, жизнь вплетается в ткань искусства – выставка выглядела как многослойный дневник, карта бессознательного. «Интимное место» позиционирует себя как площадка, где художникам дается возможность показать неоконченный проект, требующий фидбека. Проект Аси, с одной стороны, продолжает начатую художницей линию автоматического письма, картографирования собственных воспоминаний и собственной жизни, с другой – как будто намечает новый этап, еще с трудом нащупываемый. Интерес к тканям, вышивкам – вещам декоративным по своей сути, женским по своей социальной природе, и использование анимации – расширяет возможности ретрансляции бессознательного. – Лизавета Матвеева

«Что-то происходит». Москва, «Варочный цех», 13–30 ноября

Куратор выставки Юра Юркин хотел сделать проект о взаимодействии реального производства с современным искусством, а получил, как сам он выразился в брошюре, «нечто более глубокое…». Это нечто – сложносочиненный гибрид, соединивший в себе тонкую аналитическую работу с индустриальным сооружением и культурной памятью о нем с бодрой маркетинговой стратегией Московской пивоваренной компании. Работы Ирины Кориной, Ильи Долгова, Алексея Трегубова, группы «Куда бегут собаки» и прочих действительно аккуратно расставлены среди действующих цехов. Некоторые из них, как широкоформатные плакаты Трегубова в стилистике «Окон РОСТА» («Работать плохо не позволим», «Осторожно при натяжке проводов»), выглядят как постмодернистская издевка над романтическими производственными штампами. Другие, например, «Окаменелый супермаркет» группы Recycle, расположившийся напротив парадной витрины пивоваренной компании, – представляют собой изящный и остроумный монумент критике потребления. Проблема лишь в том, что увидеть выставку можно, только записавшись на специальную экскурсию, половина которой будет посвящена технологии производства пива и отличиям бренда «Жигулевское» от «Жигули». Опыт взаимодействия с производством, таким образом, на одном из уровней превращается в маркетинговое шапито. Очевидно, это и есть «более глубокая» индустриальная эстетика сегодняшнего дня. – Татьяна Сохарева

Павел Отдельнов «ТЦ». Москва, галерея «Триумф», 13 ноября16 декабря

Художник Павел Отдельнов продолжает оставаться российским живописцем спальных районов, начав еще с проекта «Внутреннее Дегунино» в прошлом году. В самом начале выставки расположено короткое видео, в котором взглядом из проезжающей по трассе машины мы видим пейзаж все тех же спальных районов, посреди которых внезапно разворачиваются геометрические блоки ярких цветов. Последующие холсты в основном зале считываются как документация этой компьютерной реальности (за тем лишь исключением, что в живописной серии этих вариаций около десятка, а в видео — всего одна). Абстрактные цветные блоки спорадически возникают в центре композиции, а при ближайшем рассмотрении кроме простых ярких цветов, какие обычно используются в детских игрушках, в них можно разглядеть орнаменты и куски знакомых вывесок сетевых магазинов. Контраст между реалистичным изображением основной части холста и этими блоками должен вызвать ощущение инородности одного другому, но его останавливает увиденное на входе видео — образец цифровой продукции, будто скриншотами развернувшийся в пространстве холста. Сам художник описывает эти цветные блоки как компьютерный сбой — глитч, проводя аналогии с торговыми центрами как сбоем в архитектуре сложившихся районов. Эти блоки — однообразные и крикливые — заражают каждый холст, стремясь привести их к однородной массе, примерно так же как и торговые центры, безликие и похожие друг на друга во всех частях города обещают одинаковый способ досуга, примерно так же как компьютерные интерфейсы унифицируют картинку на мониторах во всех частях света. В присутствии их агрессивности серые многоэтажки кажутся невероятно человечными — за свою честную слабость не оправдывать никаких надежд. Однако как быть с тем, что живопись оказывается в путанной связке с видео — остается неясным. Интересно, что схожим образом устроена выставка Алексея Алпатова, проходящая сейчас в галерее «11.12»: большие холсты с изображениями, увиденными из передних кресел автомобиля в темное время суток в свете фар, сопровождаются видеорядом с аналогичной картинкой, развернутой во времени. То ли живопись оправдывает видео, то ли видео — живопись. — Ольга Данилкина

Ирина Аксёнова «Безобразование». Воронеж, ВЦСИ, 15 ноября

Первая персональная выставка художника и куратора Ирины Аксёновой в Воронежском центре искусства – об образовании в самом широком смысле этого слова: о школе, об опыте, об учителях и авторитетах. Похожие на африканские маски-идолы из подставок для книг – школьные «боги», которые требуют поклонения и возможно даже жертв – времени, сил, здоровья. Рядом – алтарь, окруженный концентрическими кругами из веревки и мела: напоминание о том, что школа иногда заритуализирована не меньше языческих практик. До боли знакомые страницы школьного букваря закрашены черной краской – то ли tabula rasa, то ли вопрос, что остается от моющей раму мамы и Романа с шарами. На стене – парадные портреты сооснователей ВЦСИ вместо привычных Пушкина и Толстого. Школьная доска с каллиграфическим «Главное – правильно все понимать» надолго вводит в ступор. Нанизанные на веревочку конфеты, огрызки карандшей и школьные мелочи будят воспоминания. Экспозиция – это результат четырехмесячной работы в мастерских ВЦСИ, промежуточный итог большого проекта (часть его уже можно было видеть в других местах: например, зашитые книги были выставлены на петербургском «ПедАртУдаре»). Все вместе – попытка переосмыслить и переозначить связанные с образованием предметы и символы (местами превратившиеся уже в стереотипы). – Софья Успенская

Юрий Злотников «Живопись – анализ психофизиологии человека и отображение его бытийного пространства». Москва, галерея искусств Зураба Церетелли, 17 ноября – 6 декабря

«Все думают, что в России очень трудно работать. Наоборот, сопротивление материалов – самый любимый предмет в строительных институтах. По многим причинам: по историческим, по психологическим, здесь очень много препятствий, для выработки нового языка. Мы все время находимся в сопротивлении с материалом. В России личность должна себя отстаивать. С одной стороны, это этически неприятно, с другой – это творческая переработка действительности. Я бы не хотел делать доклад и выступать с монологом, я бы хотел, чтобы здесь было со-беседование», – такой речью Юрий Савельевич Злотников открыл свою ретроспективную выставку в Академии художеств. Эта выставка – путь от студенческих натурных зарисовок через абстрактную «Сигнальную систему» к портретам последних лет. Мышление Злотникова можно назвать метафизическим, умозрительным, работающим скорее не с конкретным опытом, а с целокупностью мира; постоянно задающим вопрос, где можно найти то предельно человеческое, что было поставлено под вопрос трагедиями XX века. Наверное, в символическом – в способности человека создавать абстрактные системы, языки, коды общения. И в умении транслировать эти коды другим. Злотников визуализирует эту способность к символизации, подает сигнал зрителю. Это не сигнал критики или иронии. Это сигнал, который задает вопрос – могу ли я расширить горизонт своего понимания до уровня, в котором не остается конкретного, связанного с жизненный опытом, с моими психическими структурами? «Сигнальную систему» Злотникова можно сравнить с самим процессом изучения иностранного языка: когда происходит схватывание, и набор ничего не значащих символов обретает смысл. Выставка Злотникова – это и есть со-беседование работ друг с другом и со зрителем, диалог, в котором остается уважение к человеку и вера в возможность преодоления. – Екатерина Муромцева

Света Шуваева «Персонаж толпы». Москва, галерея «Пересветов переулок», в рамках совместного с XL Projects цикла «Только бумага», 18 ноября – 13 декабря

Серия гуашей Светланы Шуваевовой в Пересветом переулке – про людей в общественных местах: в метро, музее, бассейне, очереди, кино, на концерте, площади, дискотеке, пляже, у водопада… Нарисовано немного по-детски, примитивистски, у людей головы одинакового размера и цвета, если только они не в зимних шапках в метро или не в шапочках в бассейне (балаклавы?). «Это типа как у Малевича?» – «Нет, это же затылки, только вот у этих полицейских в шлемах видно розовое». Эта выставка Шуваевой – которая никак не называется, а проходит в цикле «Только бумага» – оказалась удивительно выдержанной и цельной, хотя сюжеты ее совсем разные, а некоторые прямо документальные. Люди с пакетами на головах у радуги водопада, очередь в киоск в форме клубники совхоза имени Ленина, митинг 1 мая с зажатыми уличными заграждениями немногочисленными демонстрантами, перерисованный скриншот видео Димы Булныгина с калейдоскопическими попами-цветами, посетители пустого музея, одетые в принты шедевров мировой живописи, екатеринбуржцы у гостиницы «Исеть»… Все листы написаны всего несколькими формами и красками: и все они, как в гигантском пластилиновом комке Ирины Кориной – слипаются, но не смешиваются. Такой стиль был бы похож на развитие «радикального абстракционизма» Авдея Тер-Оганьяна, но мы будем называть его «политическим символизмом» (имея в виду и некоторые работы Анатолия Осмоловского, Павла Пепперштейна, Петра Павленского или Хаима Сокола). Настроение при этом создается тревожное: небо застит камуфляж, а сероголовые полицейские в серой униформе окружают белое пространство бумажного листа – совещаются, тусуются в перерыве или это игра? Так и веришь Свете – да, все мы вышли из гигантской терки. ­– Анна Быкова

Леонид Цхэ «Неопетербург». Санкт-Петербург, Name gallery, 19 ноября – 16 января

Леонида Цхэ имеет академическое образование и продолжает свои отношения с Академией Художеств – в роли преподавателя, сохраняя при этом необходимую долю критики по отношению к традиционной практике реализма. Живопись и графика, выполненные за последний год, представляют собой «неодокументацию» жизни нового Петербурга, как его жителей, так и отдельно взятого окружения художника. Героями большей части работ на выставке стал коллектив «Север-7», с которым Леонид работает уже довольно продолжительное время и который на открытии устроил перформанс, пародирующий сеанс рисования с натуры: гипсовые ноги, полуобнаженная модель, драпировки – художники сымитировали весь необходимый комплект академического урока.

Бытовые сценки и ситуации, которые можно подглядеть, проходя мимо, легли в основу сюжетов работ художника: праздники, случай на рынке, прогулки, собрания «Север-7» в мастерской… Произведения, больше похожие на эскизы, берут своей энергичностью и той самой незавершенностью – история, как правило, занимает одну треть холста или листа бумаги, цветовые пятна и штрихи небрежно закручиваются – сюжеты, словно пойманные налету, на самом деле, часто пишутся с фотографий.

Творчество Цхэ по своей сути – это один из опытов конвертации консервативной академической художественной школы к актуальной действительности – дословное срисовывание с натуры давно не трогает человеческий глаз, но недосказанность, «недовыявленность» и «недорисованность» пробуждают фантазию и движение мысли. – Лизавета Матвеева

«Путь Дага. Современное искусство Дагестана». Санкт-Петербург, галерея «Люда», 20–29 ноября

Участники выставки – шесть дагестанских художников: двое сейчас живут в Москве и учатся в ИПСИ, один дагестанцем лишь называется, а остальные трое – по-прежнему работают на родине. Новый проект продолжает общую галерейную стратегию по освоению и исследованию неизвестных регионов и стран – Дагестан в Петербурге, да и в России в целом, никак не представлен, если не считать Таус Махачеву, которую уже сложно назвать дагестанским автором.

Брендовым цветом выставки становится изумрудно–зеленый – цвет ислама. Выкрашенные в этот цвет трубы, скульптуры и подиумы задают общий тон проекта, а подзаголовок – «зелёный снег» – вносит необходимую абсурдистскую нотку. Скульптурные работы, выполненные в традиции соцреализма, авторства Шамиля Ахмедова – размышление на тему по-прежнему существующей советской художественной практики, которую прививают художникам в Академии, не смотря на ее полную несовременность и несвоевременность. Вопрос о том, как молодым художникам конвертировать к современной ситуации умение реалистически передать окружающий мир, становится ключевым на выставке.

Работа Халимы Саидудиновой и Заиры Магомедовой «Вы меня все равно не поймете» – акт прощания с детством, буквально – со своим дагестанским прошлым. Художницы находятся в процессе отстранения от родной и знакомой им эстетики и ментальности и в поисках новой. Полудневниковая история, составленная из обрывков фраз на аварском языке, рисунков сегодняшних и рисунков детских, игрушек, побрякушек-безделушек, констатирует отсутствие физической способности людей понять друг друга. При всей похожести аварского и русского языка даже на визуальном уровне, разобраться, что написано на панелях, невозможно, – часть слов похожа на шутку, часть – на ругательства, что так или иначе вызывает естественный смех зрителя-читателя.

Еще одна тема – вопрос распределения гендерных ролей. Дагестан в частности и Кавказ в целом – территория мужского доминирования, но женское здесь также присутствует и выявляет себя все в большей степени. Традиционная роль женщины в обществе переосмысляется и отвергается, однако многие так и остаются верны ей. Переосмысляется и место мужчины – оставленные бурка и папаха, которые мы видим на экспозиции, как сброшенная кожа – отказ от предписываемой ментальностью роли джигита, где сила и отвага – исключительно важные качества настоящего мужчины. – Лизавета Матвеева

Сергей Ряполов «Ноябрь». Воронеж, ВЦСИ, 21 ноября

«Ноябрь» Сергея Ряполова – продолжение все той же темы потери человеком укорененности и уникальности, которую художник разрабатывает на протяжение нескольких последних проектов (или, по выражению коллеги Ильи Долгова, «один, варьирующийся во времени, проект»). Связь природы и человека Сергей Ряполов осмысливал и в выставке в арт-резиденции «Кампанелла», и в кураторской мастерской «Треугольник». По его мысли, в условиях глобализации, всеобщего распространения и доминирования современной системы ценностей, агрессивной манипуляции, человек теряет укорененность, а вместе с ней и собственную уникальность и суверенитет. Экспозицию «Ноября» составили полуабстрактные фотографии (фрагменты леса, дорога, земля и небо), найденные объекты (ветки, сухие листья) и графика (отпечатанные на бумаге листья). Здесь же – написанный специально для выставки текст Ильи Долгова, в котором художник анализирует творчество своего младшего коллеги и размышляет об урбанистическом давлении на природные пространства). Через переданные разными медиа образы природного художник пытается обратиться к вопросу о созерцательности и органичности и через него к укорененности. Некоторые из этих образов весьма прямолинейны – например, горсть чернозема, рассыпанная по столу, другие – скорее абстрактны (как пленочные макрофотографии снега или отраженных в луже листьев). Тем не менее, по словам художника, он не стремится противопоставить природное человеческому. Новый проект планируется как раз о связанных с человеком местах. – Софья Успенская 

Сара Кульманн «Каргоченто». Москва, галерея ISS MAG, 20 ноября – 5 декабря

Центральная работа выставки – видео, которое напоминает телесюжет – пестрый коллаж из стереотипных изображений, найденных пользовательских видео, рекламы, элементов античной архитектуры и ренессансной живописи. Рядом с проекций – стеклянные витрины, в которых предъявлены два, на первый взгляд, абстрактных артефакта. Роботизированный голос рассказывает о «4k-культуре» – технологии, которая, появившись в «первом» мир, породила во втором и третьем своеобразные карго-культы изображений высокого качества. Где-то делают пластиковый «каррарский мрамор», который не отличишь от настоящего, где-то девочка рассказывает о своих игрушках, имитирующих продукцию фирмы Apple.

Работа Кульман в своей основе спекулятивна: 4k здесь – это не просто разрешение, но проявление технического прогресса в культуре, социуме, политике и экономике. Художница находит изображения, построенные по канонам ренессансной композиции, проводя линию преемственности: сначала – Ренессанс, потом – HD. Технологии изображения – как и технический прогресс в целом – становятся основой для разделения мира на первый, второй и третий, подготавливая почву для манипулирования и подчинения. Но технологии спекулятивны: качество изображения, кажется, скоро станет лучше, чем возможности человеческого зрения. Разрешение следующего уровня – это уже сверхреальность, которая должна будет породить имитацию не только каррарского мрамора, но и правильного Хk-зрения, человеческого глаза. Собственно, такие глаза лежат в одной из стеклянных витрин, в другой – пластиковый «каррарский мрамор». – Елена Ищенко 

Фотографии: Елена Ищенко, Лизавета Матвеева, Екатерина Муромцева, Софья Успенская, Александр Заборщиков, Ольга Данилкина, Варочный цех

Добавить комментарий

Новости

+
+
16.10.17
29.09.17
26.09.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.