#Есть мнение

Как нам перепридумать Большой проект

1 017        1        FB 0      VK 0

Сокуратор петербургского пространства «Стыд» и редактор журнала «Собака.ru» Александра Генералова рассуждает о том, почему конфликт «независимый куратор — институция» перед открытием выставки «Немосква не за горами» ставит вопрос о модусах существования «Большого проекта», идеи которого неожиданно оказываются невостребованными теми, для кого проект создавался. 

Она выдвигает тезис о том, что Большие проекты, в самой логике производства которых есть зазор для порой несправедливых решений, перестают соответствовать ценностям молодого поколения деятелей искусства, которые ставят этику (или же «новую этику», как теперь принято писать) выше конечного результата, сколь масштабным он бы ни был. Одновременно, эти же деятели живут в реальном мире, где рынок приветствует наличие в CV строчек об участии в этих самых Больших проектах, а значит ситуация принимает форму неразрешимой для них коллизии. 

11.08.20    ТЕКСТ: 
Монтаж выставки «Немосква не за горами» в санкт-петербургском ЦВЗ Манеж 4 августа 2020. Фото Михаил Вильчук.

Монтаж выставки «Немосква не за горами» в санкт-петербургском ЦВЗ Манеж 4 августа 2020. Фото Михаил Вильчук.

Проект «Немосква» — это, возможно, самый внушительный «Большой проект» всероссийского охвата в практике современного российского культурного производства. Не последнюю роль в видимости конфликта вокруг него сыграли публикации последних дней на портале aroundart.org, обращение кураторов Елизаветы Кашинцевой и Олега Устинова[1]Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад»: о «Немоскве» // aroundart.org, 6 августа 2020., а также текст Егора Софронова[2]Софронов Е. Тезисы о функционерах от искусства // aroundart.org, 8 августа 2020., анализирующие производство проекта «Немосква» с 2017 года и до открытия выставки «Немосква не за горами» в петербургском «Манеже». Риторика Егора строится на противопоставлении акторов из регионов и столичных «функционеров» и высокопоставленных сотрудников, для которых отчётная «фасадная выставка» в угоду спонсорам-людоедам приоритетнее, чем поддержка и забота в адрес художников.

Не желая обесценивать его редакторский труд, отмечу, что Егор лукавит. Находившиеся в «Манеже» в дни открытия заметили — реакция Алисы на резонансную историю была реакцией не функционера-машины, но растерянного и крайне подавленного человека. Причины этой подавленности вряд ли соответствуют образу «чиновник теряет власть». В интервью, которое я брала у Алисы через два дня после открытия, она отметила: «Создавая Уральскую индустриальную биеннале, я хотела, чтобы Екатеринбург появился на мировой карте»[3]Генералова А. Интервью с Алисой Прудниковой 8 августа 2020.. Мыслится, что такие же амбиции и благие намерения легли и в основу платформы «Немосква», работа над которой начались за 10 лет до её фактического появления на свет. В этом смысле Алиса — человек «Большого проекта», который готов положить львиную долю своей жизни на его реализацию, пусть это будет стоить здоровья, времени, проведённого с семьёй, и в общем то потерей субъектности — ведь в глазах художественной общественности она уже давно не исследователь, а безликий «топ-менеджер». В несоответствии этой логики и логики кураторов Олега Устинова и Елизаветы Кашинцевой, а вместе с ними — большого количества деятелей культурного производства из регионов и лежит тот самый «мискоммуникейшн», в котором Алиса и её коллеги из бывшего ГЦСИ видят причину конфликта.

Путешествие экспертов международного передвижного симпозиума NEMOSKVA по Транссибу, 2018. Фото Лада Певунова.

Путешествие экспертов международного передвижного симпозиума NEMOSKVA по Транссибу, 2018. Фото Лада Певунова.

В логике создателей платформы «Немосква» есть место образам и событиям, которые делают платформу мгновенно видимой — чего стоит только поезд с европейскими кураторами, который мчит через 11 часовых поездов. Сила этой метафоры в итоге сыграла с проектом злую шутку — например, Анна Толстова назвала поезд «сосредоточением всех колониальных предубеждений»[4]Толстова А. «В каком-то смысле это конец андерграунда»: интервью с Антонио Джеуза о проекте «Немосква» // Коммерсантъ Weekend № 25 от 31 июля 2020. С. 10.. В логике же региональных участников путешествия, встречавших локомотив «на местах» — этичность коммуникации со стороны «центра» была не менее важна, чем результат этой коммуникации. Ведь реалии любого «Большого проекта» в российской культуре описывает строчка: «А значит, нам нужна одна победа, одна на всех — мы за ценой не постоим». Тем более, что главное сражение этой войны — отчаянный фандрайзинг в ситуации «гипс снимают, клиент уезжает». То есть когда источники финансирования проекта надо искать в последний момент, потому что предыдущий источник внезапно «рассеялся» со своими обещаниями. В этой ситуации проблемы в коммуникации уходят на второй план.

Сама система взаимодействия «комиссар и менеджмент проекта — спонсоры — руководство со стороны государства» находится в скрытой зоне, в отличие от «независимый куратор — институция», которая из этой зоны выходит, пусть постепенно. Возможно, если бы мы были в курсе того, что происходит между этими тремя звеньями во время подготовки проекта, то лучше понимали бы его механизмы и психологические условия, в которых работала административная команда выставки. Большие спонсоры хотят понятных результатов — масштабная выставка-блокбастер на престижной площадке, где всё закрючковано, имеет свои заделы и запросы: от дизайна вывески в колоннаде до леттеринга на свитшоте волонтера. Спонсорам непонятно, что такое процесс, рефлексия и обоснование без материального воплощения. Алиса Прудникова, как и любой другой создатель Большого проекта, вынуждена действовать в соответствии с этой проектной логикой и да, часто «подвёрстывать» изначальные концепции под меняющиеся условия. А условия меняются иногда ежеминутно. Однако делается это не с целью угодить партнеру, а с верой, что финальная реализация долгостроя важна и нужна тем, во имя кого он создается. В той же проектной логике — громкие имена кураторов в поезде, московские журналисты и телеграм-блогеры в пресс-туре. Может или нет существовать сейчас такая практика — тема отдельного текста.

Анна и Виталий Черепановы, «Фонтан “Плачущий мишка”», 2019. Фото Ксения Попова/ГЦСИ.

Анна и Виталий Черепановы, «Фонтан “Плачущий мишка”», 2019. Фото Ксения Попова/ГЦСИ.

Беда в том, что адресаты внезапно отказались эту логику «Большого проекта» принимать, потому что сайт-специфик проекты мыслятся ими куда более важными, чем выставка в «Манеже», даже если в её рамках дадут деньги на продакшн. Участники одновременно благодарят за программу кураторской школы в Сатке, но и критикуют её за «концентрацию неолиберальных ценностей и пафосной репрезентации события»[5]Дмитриева М. Запись в Фейсбуке от 6 августа 2020.. Многие из участников школы с этим «примирились, что хотя бы получат деньги на реализацию своего проекта» — институция, видимо, должна взять их у спонсора, передать кураторам и отлезть. И это желание иногда противоречит обязательствам, которые несёт институция перед партнёрами-спонсорами. А обязательства эти часто оплетены паутиной юридических документов и договоренностей, о которых мы никогда не узнаем.

Взбунтовавшиеся кураторы и художники отказываются от самой концепции «Большого проекта» со всей его изнанкой в пользу сохранения каждой пяди субъектности. То есть не хотят потерпеть ради общего дела. И вслед за этим низводят сам конечный продукт до смотра регионального искусства и фасадной выставки, несмотря на всю мощь производства, кураторских усилий и менеджерской поддержки. У «Больших проектов» вообще кризис — вспомним «Дау» — который прошёл путь от восхищения размахом до скуки: ажиотаж спал и оказалось, что смотрят его куда хуже, чем сериалы, снятые за месяц за три копейки. Видимо, следуя этой логике, фонд V-A-C в прошлом году отказался от выставок?

Но есть и другая сторона вопроса: может, мы просто не умеем выстраивать работу в «Большом проекте» таким образом, чтобы морально не надорваться? Потому что смерть «Больших проектов» как класса опять поставит независимых кураторов и художников, особенно из регионов, в ситуацию невидимости в наших маленьких независимых пространствах с крошечным CV, состоящим из выставок в этих самых пространствах. Как сказала мне куратор Ирина Актуганова, создательница культового петербургского пространства 2000-х «ГЭЗ-21», независимое кураторство без денег (а они есть только в Москве) очень быстро приводит к опускающимся рукам и потере всяких сил. И только опыт участия в «Большом проекте» и полученный там опыт взаимодействий даёт возможность хоть какую-то свою идею воплотить. 

Чуя как современность и новая этика меняют практики культурного производства, вдыхая запах «колонизаторства» на выставке в «Манеже», не стоит забывать: на этой выставке реализованы идеи десятков художников. А ещё в её производство был вложен невидимый труд десятков ассистентов, монтажников, координаторов и прочих прекариев. Поэтому призывать к её бойкоту — как минимум действовать репрессивно. Тон последнего заявления Алисы Прудниковой и сам факт его появления говорит о том, что ситуация вызвала дискуссию внутри ГЦСИ прямо сейчас, хотя не все продукты этой дискуссии — речь о заявлении Анастасии Ломоносовой[6]Ломоносова А. В досудебном порядке // aroundart.org, 10 августа 2020. — имеют строго доброжелательные интонации. Сама идея платформы, стоит полагать, теперь будет трансформироваться, однако полное её исчезновение не будет на руку никому. 

Примечания:

1 Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад»: о «Немоскве» // aroundart.org, 6 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/06/nemoskva/.

2 Софронов Е. Тезисы о функционерах от искусства // aroundart.org, 8 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/08/funktsioneram/.

3 Генералова А. Интервью с Алисой Прудниковой 8 августа 2020.

4 Толстова А. «В каком-то смысле это конец андерграунда»: интервью с Антонио Джеуза о проекте «Немосква» // Коммерсантъ Weekend № 25 от 31 июля 2020. С. 10.

5 Дмитриева М. Запись в Фейсбуке от 6 августа 2020.

6 Ломоносова А. В досудебном порядке // aroundart.org, 10 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/10/lomonosova-statement/.

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.