#Музей

#ДеколонизируйПушкинский

1 163        17        FB 0      VK 2

Конкретные решения вопросов после дискуссии в Пушкинском, сформулированные одним из её инициаторов Егором Софроновым. Речь 3 сентября дополнена ответом о будущих шагах.

09.09.20    ТЕКСТ: 
Никита Ярков, София Баженова, Диана Мейерхольд, Мария Нелюбова, «Локальное восстание против глобального управления», 2020. Документация перформанса 20 августа: интервенция в мегавыставку «Немосква не за горами» в ЦВЗ Манеж Санкт-Петербурга. Предоставлено авторами.

Никита Ярков, София Баженова, Диана Мейерхольд, Мария Нелюбова, «Локальное восстание против глобального управления», 2020. Документация перформанса 20 августа: интервенция в мегавыставку «Немосква не за горами» в ЦВЗ Манеж Санкт-Петербурга. Предоставлено авторами.

Речь 3 сентября

Поблагодарю всех, кто следил за дискуссией на портале aroundart.org[1]См. Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад»: о «Немоскве» // aroundart.org, 6 августа 2020; и дальнейшие публикации на портале после этой даты — а лучше по ярлыку #немосква., кто был к ней неравнодушен. Всех авторов и читателей, всех моих коллег. В том числе поблагодарю организаторов сегодняшнего события: команду «Немосквы» и лично Алису Прудникову, Пушкинский музей и лично Марину Девовну Лошак за открытость, за участие в этой дискуссии, за заинтересованность в диалоге. Здорово, что по крайней мере на уровне риторики с их стороны заявлены побуждения к реформированию. Отмечу заявление от 13 августа с обещанием помочь финалистам кураторской школы[2]Обращение команды НЕМОСКВА 13 августа 2020, а также последнее интервью Лошак Коммерсанту[3]Гребельников И. «Здесь невозможно быть холодным бюрократом»: интервью с Мариной Лошак // Коммерсантъ, 25 августа 2020. С. 8., где директриса музея заявляет с самого начала, что самое важное сейчас — изменить политику в современном искусстве прочь от однократных громких проектов в пользу долгосрочной поддержки.

Ранее и уже сегодня много говорилось о коммуникации, о том, что корень разногласий в непонимании или в неудачах обмена речью: как если бы действительно воображался круглый стол как пространство ответов и совместного принятия решений, и что противоречия лишь из-за того, что они недостаточно уважительно или ясно коммуницированы. Но это представление скрыло бы подлинную асимметрии власти и ресурсов, в которой ответственность нарушается. Ответственность производна от слова ответ, подчёркивал философ Жак Деррида, выделяя корень в слове responsabilité: у власти всегда есть право не отвечать[4]Derrida J. Séminaire La bête et le souverain I. Édition établie par Michel Lisse, Marie-Louise Mallet, Ginette Michaud. Paris: Éditions Galilée, 2008.. Это её суть.

Мы собрались сегодня — тоже не все, не без проволочек и сокрытий — в этом замечательном пространстве, исторически известном как усадьба Лопухиных. Ещё три года назад здесь был Музей Рёрихов, который был отсюда вытурен с помощью уголовных дел и силовых рейдов автоматчиков в масках: тогда сотрудники музея были возмущены больше всего тем, что изъятие картин Рёриха из музейного собрания осуществлялось силовиками без надлежащих процедур музейной сохранности[5]Подробнее на странице #СохранимМузейРериха | #SaveRoerichMuseum. Экспроприацию освещала широко пресса при полном молчании художественного сообщества: В центре Рерихов прошли обыски, изъято 200 экспонатов. Главное // meduza, 7 марта 2020.. В соседнем здании — в усадьбе Голицыных — почти век располагался Институт Философии Академии Наук, покуда не был выселен оттуда вопреки единогласному мнению его сотрудников[6]«Коллектив Института философии РАН выступает против выселения НИИ из здания на Волхонке», пресс-релиз Российской академии наук от 20 октября 2009: «Принято единогласно общим собранием Института философии РАН, студентов, аспирантов и преподавателей». Осенью 2015 года Институт был выселен из здания на Волхонке по требованию Пушкинского музея, чтобы расчистить пространство для его расширения и новой стройки..

Процитирую коллег. Алиса Прудникова: «Мы одна команда»[7]Прудникова А. «Последние три дня я…»: запись в Фейсбуке от 10 августа 2020. Точная цитата: «Я всегда была убеждена, что мы делаем это одной командой, понимая, что нам приходится работать в трудных условиях над достижением нашей общей цели – развитием современного искусства в России. Эта работа всегда была связана с борьбой. Но борьбой не с кураторами и художниками, а с консервативными лицами». Я называю этот аргумент «институциональным шантажём»: пугало правоконсервативной реакции, угрожающее современному искусству как институту, заставляет мириться с цензурой, непрозрачностью, злоупотреблениями и недостойностью. Функционеры от искусства умело им манипулируют — так же, как путинский режим подогревает страхи против блока НАТО, в том числе в (не)ответах на доказательно подтверждённые разоблачения коррупции.. Марина Лошак: «Мы на одной стороне»[8]Лошак М. Персональная коммуникация автору 15 августа.. Я выбираю быть на стороне этих гуманитарных учреждений, которые были сметены варварскими способами, с помощью силовых структур, рейдерским, по сути, захватом ради вашей глянцевой, развлекательной музейной стройки[9]См. публикации градозащитной НКО «Архнадзор» о разрушительном отношении Пушкинского к сохранности архитектурного наследия и о способах его захвата: Хамовники в красных тонах, 22 августа 2018; Новые метры Пушкинского музея, 1 июля 2019, («Марина Лошак обратилась к Владимиру Путину с просьбой передать Музею» особняк Щукина); «Красная книга “Архнадзора”: Флигели усадьбы Глебовых–Бурышкиных. Отказано в охранном статусе. Угроза реконструкции», обновлено 28 декабря 2019. Также Марина Лошак планирует уничтожить вопреки протестам градозащитников одну из старейших бензоколонок, выполненную в стиле ар-деко — на её месте на Волхонке будет возведён концертный зал Пушкинского..

Мне как выходцу из ресурсной колонии, которая была завоевана, и чьи предки подвергались истреблению ради добычи, грустно осознавать, что учреждения метропольной культуры не просто покрывают захваты, но сами их осуществляют и на них исторически основаны[10]Azoulay A. Potential History: Unlearning Imperialism. London: Verso, 2019. Я почерпнул о том, как исследование Азулай раскрыло неразрывность музеев и колониализма из подкастов: Vartanian H. Connecting Museums, Modern Art, Colonialism, and Violence: A Conversation with Ariella Azoulay // Hyperallergic, March 11, 2020; Giannakopoulos Y. Ariella Aisha Azoulay: «Potential History: Unlearning Imperialism» (Verso, 2019) // New Books Network, February 24, 2020..

Вопрос коммуникации? Как коммуницировать то, что центральное собрание музея — это реквизиции, затем позорное сокрытие шедевров в запасниках[11]Вот что об этом сообщает одна из официальных страниц Пушкинского музея: «В 1946 году после известных событий в международной политике началась эпоха “железного занавеса”, а вскоре в СССР развернулась борьба с космополитизмом. Вопрос с ГМНЗИ [Государственный музей нового западного искусства, национализированный из собраний Щукина и Морозова в 1918 году] решался на самом верху — он был ликвидирован постановлением СМ СССР от 6.III.1948 года за № 672. В этом постановлении коллекции музея, а подразумевалась наиболее ценная и яркая их часть, в основном то, что приобрели когда-то Щукин и Морозов, именовались “рассадником формалистических взглядов и низкопоклонства перед упадочной буржуазной культурой эпохи империализма” и утверждалось, что они “нанесли большой вред развитию русского и советского искусства”. Коллекция, которая в Декрете 1918 года характеризовалось как “исключительное собрание великих европейских мастеров”, которое “по своей высокой художественной ценности имеет общегосударственное значение в деле народного просвещения” теперь объявлялась общественно вредной и социально опасной. Живописные, скульптурные коллекции и предметы прикладного искусства ГМНЗИ были разделены между ГМИИ им. А.С.Пушкина и Государственным Эрмитажем и ушли в запасники …>. Произведения, которые сделали бы честь любому музею, были отправлены под спуд. Напрашивается сравнение с судьбой произведений русского авангарда, еще в 1936 году и на долгие десятилетия изъятых из экспозиций Третьяковской галереи и Русского музея».; что до сих пор здесь трофеи, вывезенные из Западной Европы во время Второй мировой войны, которые музей отказывается признавать?[12]Loudis J. Haul of Shame: The «Trophy Art» Taken from Germany by the Red Army // Apollo (January 2020). Перевод заголовка: «Добыча позора: “трофейное искусство”, захваченное в Германии Красной Армией».

Цитата А. Из газеты The Art Newspaper, где работает модератор нашей дискуссии Милена Орлова: «Пушкинский музей просит народ раскошелиться на закупку Тициана несмотря на проблемы в экономике»[13]Nelson G. Moscow’s Pushkin Museum Asks Public to Dig Deep to Buy Titian, Despite Stuttering Economy // The Art Newspaper, September 11, 2017.. С помощью своей краудфандинговой платформы, существующий на средства нас, налогоплательщиков музей просит скинуться на Тициана за $20 млн.

Цитата Б. Доклад Дарьи Юрийчук на прошлогодней конференции имени невидимого труда: искусствоведка с двумя высшими делится, что после многих лет труда со всей выслугой и надбавками она удовлетворилась тем, что, наконец смогла получать зарплату как у кассирши в Пятёрочке[14]Юрийчук Д. Усталость, гнев, растерянность: несуществующие или невидимые ударницы. Доклад на «Серии опоясывающих докладов» в ЦСИ Винзавод 21 июня 2019. (В этом событии, курированном Анастасией Дмитриевской в публичной программе Лаборатории художественной критики, выступал с докладом и я. Мой доклад назывался «Мир искусства делегированной перформерки не видит мира труда доставщика Яндекс.Еды, в то время как их обеих смещает труд голосовой ассистентки».) Опубликованный 14 октября 2019 на сиг.ма доклад Юрийчук опустил эти сведения из трудовой биографии деятельницы — в том случае, который действительно размывает грань между цензурой и самоцензурой, в отличие от большинства остальных ежедневно происходящих эпизодов, в которых власть манипулятивно перекладывает ответственность на тех, кому затыкает рот, вменяя им индивидуализирующую приставку «само-» в насаждении страха, покорности и молчания.. Технический директор выставки «Немосквы» в санкт-петербургском Манеже высказал мне недовольство тем, что спустя девять месяцев после «добровольного вхождения» ГЦСИ в состав Пушкинского, с ним до сих пор не только не соизволили заключить все правовые оформления его занятости, но и не прояснили о её оплате.

Работников Пушкинского, перешедших из ГЦСИ (далеко не всем это удалось), ждало — вопреки повышению в более значимый музей — понижение, сокращение зарплат на треть. Часть оклада была переведена в фонд премий, которые были выплачены вопреки обещанному плану раз в квартал только один раз за этот год, когда на это из государственного телевидения указал президент Путин.

Меж тем — как задаются вопросом их коллеги — высшие функционеры могут получать премии ежемесячно. Кто знает, не происходит ли присвоения? Это было бы неприятно, как когда руководству «Немосквы» было неприятно, что их подчинённые, ставшие матерями, продолжают получать свой оклад в декрете[15]Вопрос, насколько должные условия труда для учёта ухода за новорожденными предложены Музеем матерям? В мире искусства существует системная проблема вытеснения с рынка труда женщин с детьми, из-за чего многие склонны скрывать своё материнство, так как такой статус ставит крест на их нанимаемости. Есть ли в команде Алисы Прудниковой, обновляющей стахановскую трудовую повинность сталинистских Пятилеток (в трудовой этике «комиссара» «Индустриального» мегапрожекта) этосом неолиберального кризисного менеджмента, место для беременных, рожениц и профессионалок с детьми? Нужна ли команда, в которой им места нет? Не менее проблемным представляется переподчинение сотрудников ГЦСИ Пушкинскому: в нарушение законодательства сотрудникам не было представлено штатное расписание, как полагается, за два месяца до смены работодателя — вместе со сведениями о зарплате и трудовым договором. По словам иных из них, этого не произошло до сих пор..

Когда мне смели угрожать судом, я задавался в ответ вопросом: не стоят ли эти сведения проверки прокуратуры и трудовой инспекции?

Но это было бы дурным дублированием практик сросшихся с режимом институций культуры.

Поэтому нужно вести речь о следующих вещах: подотчётность, перераспределение, реституция, деколонизация.

Рисунок: Ирина Бутковская.

Рисунок: Ирина Бутковская.

К началу деколонизации учреждений культуры — конкретный план

Ответственность предполагает ответ, положение, когда призваны к ответу. Историческая ответственность музеев как хранителей наших общих ценностей предполагает это тем больше. Ответственность, взятая за исполнение обещанного по отношению к художникам и кураторам из разных городов России, должна получить сущностное наполнение.

Чтобы конкретизировать то, что могло бы руководить продолжением прошедшей 3 сентября дискуссии о путях современного искусства, я выдвигаю данные пропозиции.

1. Программа, коллективно начертанная коалицией кураторов из городов России[16]После её представления на круглом столе она была опубликована в: Бурлюк А. et al. Всё растворяется в воздухе (кроме вопросов) // Артгид, 4 сентября 2020. Приятно отметить, что заголовок данного воззвания — цитата из «Манифеста Коммунистической партии» (1848) Карла Маркса и Фридриха Энгельса, знаменитая формулировка, в сжатом виде выразившая дестабилизирующую феноменологию чрезвычайности и разобщающего переупорядочивания под господством меновой стоимости., должна быть принята к действию: при Музее должен быть созван регулярный орган на основе её подписантов, их процедуры должны быть публичны, а предложения выноситься на обсуждение.

2. Для избежания отсрочивающей ловушки того, что критик Александра Генералова назвала «отчаянным фандрайзингом»[17]Генералова А. Как нам перепридумать Большой проект // aroundart.org, 11 августа 2020., и отвечая на приглашение директора Музея Марины Лошак совместно изыскать средства для восполнения обязательств по отношению к двум кураторам-финалистам, чьи проекты вопреки громко заявленной поддержке были унизительно отклонены[18]См. Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад» и материалы по ярлыку #немосква., я выдвигаю следующее.

а) Анастасия Ломоносова, глава стратегических проектов Музея, должна быть отправлена в отставку, а её плата начисляться в полном объёме в Фонд восстановления. Угрозы художникам о судебном преследовании и разборках с крупным бизнесом неприемлемы, и тем, кто к таким методам прибегает, не место в культурной работе[19]Ломоносова А. В досудебном порядке // aroundart.org, 10 августа 2020. Приведу выдержки из прошлогодней анкеты с откликами участвовавших в Кураторской школе в Сатке. Респондент № 4: «У меня попросту нет никаких нареканий кроме одного: иногда вызывало вопросы поведение Анастасии Ломоносовой, которая выходила за рамки своих полномочий, что плохо сказывалось на атмосферу внутри группы организаторов, а как следствие — и на всю школу». Респондент № 5: «Главная проблема в жёсткой вертикальной модели, заданной, вероятно, Анастасией Ломоносовой». «На атмосферу в школе как токсичная магнезитная пыль влиял стиль управления Анастасии». «Для того, чтобы спасти школу, первым делом, конечно, необходимо уволить Анастасию Ломоносову».. Призываю Музей на деле показать принципиальное отторжение этих подходов и присягнуть восстановлению.

б) Высшие функционеры «Немосквы», принимая ответственность на деле, вплоть до завершения обязательств по отношению к кураторам-финалистам, будут передавать половину своей платы в Фонд восстановления, а Алиса Прудникова как руководящая комиссар — две трети.

в) Кураторство восстанавливаемых проектов следует по согласованию с их авторами передать другим, штатным или внешним, специалистам, заслуживающим доверия, чтобы превзойти накопленную и, как кажется, неисправимо продолжающуюся историю некомпетентного менеджмента руководства «Немосквы».

3. Музей раскроет финансовый отчёт и обеспечит полную прозрачность в денежных вопросах для общественного аудита, в том числе исчерпывающую отчётность по проекту «Немосква» с его первоначала. Отчёт будет включать сведения о зарплатах — в том числе высшего менеджмента. Музей может сделать таким образом прецедентный шаг, поставив новый эталон открытости и доверительного отношения к публике, на чьи налоги и жертвования он существует.

4. Настоящим предлагаю инициировать «Планетарный художнический совет: к деколонизации Музея» с интернациональной перспективой для направления Музея в его видении, программах и процедурах принятия решений.

Перечень кандидатов в совет ниже в Приложении I. Перечень условен и открыт каждой, кто готов заявить право и ответственность за нашу культуру, понимаемую как общинное достояние (the commons). Обращаю всем, кто хотел бы о такой готовности начать говорить, просьбу ответить на приглашение публично.

Будучи солидарен с пропозициями, озвученными теоретиком искусства Борисом Клюшниковым[20]Клюшников Б. Выступление на круглом столе «Бегущий по лезвию» в Пушкинском музее 3 сентября 2020, таймкод 2 ч. 16 мин. 10 сек. о ротации позиций функционеров и художников, об инфраструктурном перераспределении вообще, я бы хотел предложить Музею видение, восприимчивое к передовым эстетическим и общественным идеям мирового искусства и их развивающее. Не предполагая преждевременно их полной реализуемости в настоящее время и при текущем политэкономическом режиме, я обращаю их в модальности словотворчества или, точнее, гипотезирования и прототипирования иных будущных отношений, в которых учреждения культуры, отвергая подчинение её имманентно чуждым и искажающим властным интересам, воспримут свою миссию вклада в общественное переустройство на более справедливых, экологически устойчивых и исторически ответственных началах.

Приложение I

Кандидаты в Планетарный художнический совет: к деколонизации Музея

Кооптируются: Бермет Борубаева (Бишкек); Людмила Воропай (Берлин); Екатерина Дёготь (Кёльн); Виктор Мизиано (Чистернино–Москва); Егор Рогалёв и пространство «Ассамблея» (Санкт-Петербург); объединение «Кафе-мороженое»: Анастасия Дмитриевская, Дарья Юрийчук (Москва); программа Работай больше! Отдыхай больше!: Алексей Борисёнок, Дина Жук, Ольга Сосновская, Николай Спесивцев (Вена–Минск–Москва); редакция Spectate (Москва); Творческое объединение кураторов ТОК: Мария Вейц, Анна Биткина (Санкт-Петербург); группа «Что делать»: Дмитрий Виленский, Нина Гастева, Ольга «Цапля» Егорова, Николай Олейников и другие (Санкт-Петербург); Центр экспериментальной музеологии: Арсений Жиляев, Катерина Чучалина (Венеция–Москва); группа e-flux: Антон Видокле, Хульета Аранда и другие (Нью-Йорк); группа Decolonize this Place (Нью-Йорк).

В ответ на приглашение ожидаются не столько безоговорочные согласия с буквой всех вышеизложенных предложений, сколько поддержка мотивировавшего их духа и общего настроя в пользу критического обновления разговора о роли учреждений культуры и возможных участий в нём экспериментальных агентов.

#ДеколонизируйПушкинский #DecolonizeThePushkin

Примечания:

1 См. Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад»: о «Немоскве» // aroundart.org, 6 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/06/nemoskva/; и дальнейшие публикации на портале после этой даты — а лучше по ярлыку #немосква.

2 Обращение команды НЕМОСКВА 13 августа 2020, http://nemoskva.art/appeal.

3 Гребельников И. «Здесь невозможно быть холодным бюрократом»: интервью с Мариной Лошак // Коммерсантъ, 25 августа 2020. С. 8.

4 Derrida J. Séminaire La bête et le souverain I. Édition établie par Michel Lisse, Marie-Louise Mallet, Ginette Michaud. Paris: Éditions Galilée, 2008.

5 Подробнее на странице #СохранимМузейРериха | #SaveRoerichMuseum. Экспроприацию освещала широко пресса при полном молчании художественного сообщества: В центре Рерихов прошли обыски, изъято 200 экспонатов. Главное // meduza, 7 марта 2020.

6 «Коллектив Института философии РАН выступает против выселения НИИ из здания на Волхонке», пресс-релиз Российской академии наук от 20 октября 2009: «Принято единогласно общим собранием Института философии РАН, студентов, аспирантов и преподавателей». Осенью 2015 года Институт был выселен из здания на Волхонке по требованию Пушкинского музея, чтобы расчистить пространство для его расширения и новой стройки.

7 Прудникова А. «Последние три дня я…»: запись в Фейсбуке от 10 августа 2020.

Точная цитата: «Я всегда была убеждена, что мы делаем это одной командой, понимая, что нам приходится работать в трудных условиях над достижением нашей общей цели – развитием современного искусства в России. Эта работа всегда была связана с борьбой. Но борьбой не с кураторами и художниками, а с консервативными лицами».

Я называю этот аргумент «институциональным шантажём»: пугало правоконсервативной реакции, угрожающее современному искусству как институту, заставляет мириться с цензурой, непрозрачностью, злоупотреблениями и недостойностью. Функционеры от искусства умело им манипулируют — так же, как путинский режим подогревает страхи против блока НАТО, в том числе в (не)ответах на доказательно подтверждённые разоблачения коррупции.

8 Лошак М. Персональная коммуникация автору 15 августа.

9 См. публикации градозащитной НКО «Архнадзор» о разрушительном отношении Пушкинского к сохранности архитектурного наследия и о способах его захвата: Хамовники в красных тонах, 22 августа 2018; Новые метры Пушкинского музея, 1 июля 2019 («Марина Лошак обратилась к Владимиру Путину с просьбой передать Музею» особняк Щукина); Красная книга «Архнадзора»: Флигели усадьбы Глебовых–Бурышкиных. Отказано в охранном статусе. Угроза реконструкции, обновлено 28 декабря 2019. Также Марина Лошак планирует уничтожить вопреки протестам градозащитников одну из старейших бензоколонок, выполненную в стиле ар-деко — на её месте на Волхонке будет возведён концертный зал Пушкинского.

10 Azoulay A. Potential History: Unlearning Imperialism. London: Verso, 2019.

Я почерпнул о том, как исследование Азулай раскрыло неразрывность музеев и колониализма из подкастов: Vartanian H. Connecting Museums, Modern Art, Colonialism, and Violence: A Conversation with Ariella Azoulay // Hyperallergic, March 11, 2020; Giannakopoulos Y. Ariella Aisha Azoulay: «Potential History: Unlearning Imperialism» (Verso, 2019) // New Books Network, February 24, 2020.

11 Вот что об этом сообщает одна из официальных страниц Пушкинского музея:

«В 1946 году после известных событий в международной политике началась эпоха “железного занавеса”, а вскоре в СССР развернулась борьба с космополитизмом. Вопрос с ГМНЗИ [Государственный музей нового западного искусства, национализированный из собраний Щукина и Морозова в 1918 году] решался на самом верху — он был ликвидирован постановлением СМ СССР от 6.III.1948 года за № 672. В этом постановлении коллекции музея, а подразумевалась наиболее ценная и яркая их часть, в основном то, что приобрели когда-то Щукин и Морозов, именовались “рассадником формалистических взглядов и низкопоклонства перед упадочной буржуазной культурой эпохи империализма” и утверждалось, что они “нанесли большой вред развитию русского и советского искусства”. Коллекция, которая в Декрете 1918 года характеризовалось как “исключительное собрание великих европейских мастеров”, которое “по своей высокой художественной ценности имеет общегосударственное значение в деле народного просвещения” теперь объявлялась общественно вредной и социально опасной».

«Живописные, скульптурные коллекции и предметы прикладного искусства ГМНЗИ были разделены между ГМИИ им. А.С.Пушкина и Государственным Эрмитажем и ушли в запасники … Произведения, которые сделали бы честь любому музею, были отправлены под спуд. Напрашивается сравнение с судьбой произведений русского авангарда, еще в 1936 году и на долгие десятилетия изъятых из экспозиций Третьяковской галереи и Русского музея». Полностью на http://www.newestmuseum.ru/history/gmnzi/index.php.

12 Loudis J. Haul of Shame: The «Trophy Art» Taken from Germany by the Red Army // Apollo (January 2020). Перевод заголовка: «Добыча позора: “трофейное искусство”, захваченное в Германии Красной Армией».

13 Nelson G. Moscow’s Pushkin Museum Asks Public to Dig Deep to Buy Titian, Despite Stuttering Economy // The Art Newspaper, September 11, 2017.

14 Юрийчук Д. Усталость, гнев, растерянность: несуществующие или невидимые ударницы. Доклад на «Серии опоясывающих докладов» в ЦСИ Винзавод 21 июня 2019. (В этом событии, курированном Анастасией Дмитриевской в публичной программе Лаборатории художественной критики, выступал с докладом и я. Мой доклад назывался «Мир искусства делегированной перформерки не видит мира труда доставщика Яндекс.Еды, в то время как их обеих смещает труд голосовой ассистентки».)

Опубликованный 14 октября 2019 на сиг.ма доклад Юрийчук опустил эти сведения из трудовой биографии деятельницы — в том случае, который действительно размывает грань между цензурой и самоцензурой, в отличие от большинства остальных ежедневно происходящих эпизодов, в которых власть манипулятивно перекладывает ответственность на тех, кому затыкает рот, вменяя им индивидуализирующую приставку «само-» в насаждении страха, покорности и молчания.

15 Вопрос, насколько должные условия труда для учёта ухода за новорожденными предложены Музеем матерям? В мире искусства существует системная проблема вытеснения с рынка труда женщин с детьми, из-за чего многие склонны скрывать своё материнство, так как такой статус ставит крест на их нанимаемости. Есть ли в команде Алисы Прудниковой, обновляющей стахановскую трудовую повинность сталинистских Пятилеток (в трудовой этике «комиссара» «Индустриального» мегапрожекта) этосом неолиберального кризисного менеджмента, место для беременных, рожениц и профессионалок с детьми? Нужна ли команда, в которой им места нет?

Не менее проблемным представляется переподчинение сотрудников ГЦСИ Пушкинскому: в нарушение законодательства сотрудникам не было представлено штатное расписание, как полагается, за два месяца до смены работодателя — вместе со сведениями о зарплате и трудовым договором. По словам иных из них, этого не произошло до сих пор.

16 После её представления на круглом столе она была опубликована в: Бурлюк А. et al. Всё растворяется в воздухе (кроме вопросов) // Артгид, 4 сентября 2020. Приятно отметить, что заголовок данного воззвания — цитата из «Манифеста Коммунистической партии» (1848) Карла Маркса и Фридриха Энгельса, знаменитая формулировка, в сжатом виде выразившая дестабилизирующую феноменологию чрезвычайности и разобщающего переупорядочивания под господством меновой стоимости.

17 Генералова А. Как нам перепридумать Большой проект // aroundart.org, 11 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/11/generalova-krizis-blockbusterov/.

18 См. Кашинцева Е., Устинов О. «Задача проекта в том числе фасад» и материалы по ярлыку #немосква.

19 Ломоносова А. В досудебном порядке // aroundart.org, 10 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/10/lomonosova-statement/. Приведу выдержки из прошлогодней анкеты с откликами участвовавших в Кураторской школе в Сатке. Респондент № 4: «У меня попросту нет никаких нареканий кроме одного: иногда вызывало вопросы поведение Анастасии Ломоносовой, которая выходила за рамки своих полномочий, что плохо сказывалось на атмосферу внутри группы организаторов, а как следствие — и на всю школу». Респондент № 5: «Главная проблема в жёсткой вертикальной модели, заданной, вероятно, Анастасией Ломоносовой». «На атмосферу в школе как токсичная магнезитная пыль влиял стиль управления Анастасии». «Для того, чтобы спасти школу, первым делом, конечно, необходимо уволить Анастасию Ломоносову». Документ доступен по https://cloud.mail.ru/public/3ZTe/5JDEA9Rw9.

20 Клюшников Б. Выступление на круглом столе «Бегущий по лезвию» в Пушкинском музее 3 сентября 2020, https://youtu.be/AzWr_rXJSL8?t=8170, таймкод 2 ч. 16 мин. 10 сек.

Добавлено 9 сентября.

Получив щедрую и обоснованную критику от Ангелины Бурлюк, поясню, что в пункте 1 предложен, скорее, не орган, а больше тело без органов, откупоривающее, децентрализирующее и распределяющее бутылочные горлышки гиперконцентрированных ресурсов. И Ангелина, и я смотрим иначе и дальше, чем простое смещение власть предержащих, чтобы занять их место, став ими же. Можно представить что угодно иное: гостеприимную матрицу без архе и первоначала, а с безостановочным различием и разнообразием, представленностью и сокрытием, деятельностью и свободы от неё; некое пустое место метафоры, творчества и деконструирующего переворачивания всех иерархий.

Добавить комментарий

  • Павел:

    Может я ничего не понимаю, но как сочетается Призыв к некой деколонизации и состав планетарного художнического совета, представленного людьми из мировых столиц.

  • Егор Софронов:

    Приглашение условно и открыто каждой, кто готов заявить право и ответственность за нашу культуру, понимаемую как общинное достояние (the commons). Обращаю всем, кто хотел бы о такой готовности начать говорить, просьбу ответить на приглашение публично.
    Думаю, нужен разговор об исторической ответственности Музея в виду наследия и продолженности колониализма, что можно поощрять перераспределение с подотчётностью и прозрачностью в пользу исторически маргинализированных угнетённых меньшинств и их представленности и участия в принятии решений. Для этого будет полезна интернациональная перспектива и современные идеи в мировом искусстве, дефицит которых в риторике и практике ведущего музея мне кажется вопиющим. С одной стороны, это конкретные предложения к обсуждению, с другой, словесные гипотезы, приглашающие к уважительному размышлению о лучших путях.

  • Егор Софронов:

    Павел, и спасибо за интерес и мнение, за вклад.

  • джон леннон:

    Буду рад ошибиться, но на данном этапе стало похоже на персональную провокативную
    стратегию..

  • Дарья кузнецова:

    Что такое «фонд содЕйствия»?

  • Дарья кузнецова:

    То есть восстановления)

  • Егор Софронов:

    Дарья, имеется в виду поддержка проектов финалистов кураторской школы, обязательства перед которыми были нарушены; средства для их восполнения Пушкинский пообещал найти 3 сентября. В данном случае весьма конкретно.

  • Дарья кузнецова:

    Это НКО зареГистрированная? Кто учредитель?

  • Дарья кузнецова:

    Я вот что-то не понимаю из пространнЫх формулировок этого текста, подразумевается что Зарплаты музейных работНиков будут передаваться регулярНо? Почему размер выплаты определяется не стоиМостью реализации проекта, а Размером заработных плат?

  • Дарья кузнецова:

    Понимает ли автор этого текста, что Требования предоставлять публичный отчет руиниЗируют Деятельность пушкинскОго музея? Отчетная деятельность — это Огромный фронт работ, трЕбующий штатной нагрузки, выплат дополнительных окладов и тП, что приведет либо к Дополнительной трате денег налогоплатильщиков, либо к остановке деятельностИ пушкинского музея?

  • Дарья кузнецова:

    Что автор понимает под «общиНным достоянием»?

  • Егор Софронов:

    Дарья, благодарю за подробное прочтение и интерес.

    Под фондом не имеется какая-то организация, а сумма, покрывающая поддержку проектов финалистов кураторской школы. Её размер предстоит выяснить им и Пушкинскому в переговорах. Можно отталкиваться от суммы, озвученной Алисой Прудниковой ТАССу 15 ноября 2019 г. – 5 миллионов рублей на проект.

    Считаю, что не подотчётность и открытость «руинизируют» публичные учреждения культуры, а как раз наоборот — непрозрачность.

    Общинное достояние — богатства в обобществленном владении, как например, воздух, которым мы все дышим и который по своей идее противоречит приватизации. В общинной собственности находились пастбища или пахотные земли в докапиталистическом сельском хозяйстве до его огораживания. Сюда же можно отнести шедевры мирового искусства, да и культурное достояние в целом.

  • Дарья кузнецова:

    Так общиннОе доСтояние должно по вашему быть передано планетарному совету? Общинность — это локальное явление.
    Распределение воздуха и распределение культуры происходит по совершенно разным маршрутам.

  • Дарья кузнецова:

    В частности, наводит сомНение предложения об обОбществЛении произведений искУсства — произведение искУсства производит человек, что уже накладывает на него аспект приваЦии. ИскУсство может Быть продано или куплено. Им можно владеть. Вы предлагаете всех расКулачить вслеД за пушкинСким музеем?

  • Дарья кузнецова:

    Институты отЧитываются перед госуДарством и меценатами, которые их финансируют. ПодобныЙ документ называется годовым отчетом. Если у вас есть желание проверять Отчеты госучреждениЙ — Идите работать в департамент культуры. Еще и не забудьте перед этим получить соответствующее образование. Либо вступайте в профсоюз работников культуры.

  • Дарья кузнецова:

    Либо создавайте нКО, которое будет уполномоченно работчЮниками СаМого Учреждения исполнять подобную деятельность

  • Егор Софронов:

    Дарья, признателен за продолжающееся внимание к предложенным идеям. Я бы приветствовал вынесение ваших вопросов к обсуждению к более широкому кругу адресатов. С ними можно пробовать искать ответы.

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.